ARTICLE: The Soviet Military-Political Leadership’s Ideas about the Probable Enemies of the USSR in the Future War (Late 1920s—Early 1940s) (in Russian)

Published in Voenno-istoricheskii arkhiv, no. 8 (Moscow, 2012): 178–86.

Abstract

Perceptions about the list of potential enemies in a future war form one of the most important elements of the military doctrine. Their adequacy determines largely the army’s level of preparedness in the event of an actual war. We will see how the ideas of the Soviet military-political leadership about which countries were potential enemies evolved during the period lasting from the end of the 1920s, when industrialization and rapid build-up of the Red Army started, until June 1941, when a large-scale war from a purely theoretical hypothesis became a reality.

In the period under consideration, the perceptions of the Stalinist leadership of the probable military enemies of the USSR have undergone significant changes. In the late 1920s—early 1930s, they still had a predominantly abstract-theoretical character and were the result of the dominant ideology in almost a greater extent than the real situation of those years; hence, the thesis that the potential enemies of the Soviet Union are almost all the major capitalist countries, and in particular France and the United Kingdom, although in reality, the problem of the destruction of the Soviet system in Russia, even if it really was of any interest for the governments of the great powers in those years, interested them to a much lesser degree than it seemed to the Bolshevik leaders in Moscow. During the 1930s, with growing tensions in international relations, the previously described perceptions evolved. At the end of the decade, the main supposed potential adversaries of the USSR were instead Japan and Nazi Germany as the states whose governments really pursued an aggressive foreign policy and seriously considered war with the Soviet Union.

It is curious, however, that the process of refusal from the original stereotypes proceeded rather slowly, and I would say, very reluctantly: as early as in the middle of 1930s Germany and Japan were considered not so much as an independent factor in the world politics, but as an instrument in the hands of the Western democracies, particularly England and France. Moreover, this process proved to be incomplete since even in 1940 the possibility of a war with the British was conceded in Moscow, though the General Staff had already been developing strategic plans in the event of a conflict with Germany.

Apparently, this was not just ideological trick. It reflected the actual distrust in relation to the Western democracies. It was felt in the first half of 1941 as well, fueling Stalins suspicions that the information he received about Germany’s attack preparations against the Soviet Union was the fruit of British provocations. Thus, contradictory ideas of the Soviet leadership about with whom exactly the Red Army should fight in the near future, can be considered as one of the factors contributing to an underestimation of the German threat on the eve of Operation Barbarossa, and one of the reasons that the immediate preparation of an armed conflict with the Third Reich was started with a delay.

Continue reading ‘ARTICLE: The Soviet Military-Political Leadership’s Ideas about the Probable Enemies of the USSR in the Future War (Late 1920s—Early 1940s) (in Russian)’ »

‘He is guilty of death’?

Слишком часто в последнее время вспоминаю один и тот же сюжет. Традиционно считается, что казнь Христа была организована фарисеями, поскольку в Евангелиях именно они чаще всего выступают как Его оппоненты. На самом деле эта история, по-видимому, несколько сложнее: весьма вероятно, что истинными инициаторами суда и смертного приговора были не фарисеи, а саддукеи. Если это действительно так, то в привычном нам евангельском тексте проступают некоторые дополнительные смыслы, неочевидные, но по-своему любопытные.

Напомню вкратце, о чём (и о ком) идёт речь. Примерно во II веке до Рождества Христова в иудаизме выделились три основных течения. Ессеи вели отшельнический образ жизни вдали от городов и в общественных процессах участия не принимали. Фарисеи развивали традицию комментирования Торы, возводя её к самому Моисею, который, по их представлениям, получил от Бога на Синае не только письменный Закон, но и дополняющий его устный. Это позволяло адаптировать древние установления с их порой весьма суровыми формулировками к новым реалиям эпохи Второго Храма, которой были свойственны иные, чем ранее, условия жизни и новые представления о грехе, наказании и роли религиозных институтов в обществе. Фарисеями была заложена и традиция молитвы в синагоге — в противовес иерусалимскому Храму, контролировавшемуся саддукеями. Значительно позже, на рубеже II—III веков от Рождества Христова, после разрушения Храма и изгнания евреев из Эрец Исраэль, важнейшие положения устной Торы были записаны; так появилась Мишна, которая ещё позже составила основу Талмуда. Современный иудаизм, особенно ортодоксальный, таким образом, ведёт свою «родословную» именно от фарисеев. По этой же причине, кстати, мы хорошо знаем, в чём состояло их учение.

Саддукеи, напротив, настаивали на буквальном соблюдении письменной Торы (как ни странно, это не мешало им увлекаться эллинистической культурой, законами Моисея не предусмотренной). Помимо сугубо богословских соображений такая позиция была обусловлена и вполне прагматическими мотивами: саддукеями, среди прочих, были священники, воспринимавшие деятельность фарисеев как вызов своим прерогативам. В отличие от них, саддукеи не пользовались широкой популярностью в обществе, это было сугубо элитарное движение; к тому же в описываемый период строгое соблюдение всех требований письменного Закона было по средствам лишь достаточно состоятельным людям. Любопытно, что саддукеи настороженно относились не только к устной Торе, но и к книгам пророков, в которых обсуждались вопросы, не затронутые в Пятикнижии, и к тому же предрекалось пришествие Мессии, причём оговаривалось, что родом он будет из потомков царя Давида, а не Аарона-первосвященника; подобные идеи также воспринимались как посягательство на авторитет священнического сословия.

Разногласия между фарисеями и саддукеями охватывали достаточно широкий круг вопросов. Так, саддукеи в числе прочего отрицали даже бессмертие души и грядущее воскресение мёртвых, поскольку об этом не говорится в книгах Моисея. Не отвергая полностью идеи Божьего промысла, они тем не менее настаивали на абсолютной свободе воли и нераздельной ответственности каждого человека за свои поступки, успехи и неудачи — позиция, распространённая среди богатых. Фарисеи считали, что судьба человека в значительной степени предопределена Богом, хотя и не отрицали, что окончательный выбор между добром и злом человек делает сам.

Перечисленными обстоятельствами были обусловлены и разногласия по вопросу о смертной казни. Фарисеи, основываясь на сложном толковании положений письменного Закона, старались если не отменить её, то по крайней мере свести её применение к минимуму. Саддукеи, напротив, настаивали на дальнейшем применении смертной казни во всех случаях, когда это предписывается законами Моисея. Более того, такую встречающуюся в письменной Торе санкцию, как «истребление из народа», саддукеи также истолковывали именно как смертную казнь или, по меньшей мере, изгнание, тогда как фарисеи предполагали, что в данном случае речь идёт скорее о небесном возмездии.

Как видно в свете вышесказанного, у фарисеев было гораздо меньше оснований рассматривать поступки Иисуса как нечто предосудительное и тем более как преступление, заслуживающее смертной казни, нежели у саддукеев. К примеру, врачевание в субботу, вопреки распространённому заблуждению, является недопустимым лишь с точки зрения письменного Закона, если понимать его буквально, но не с точки зрения Закона устного. Интересно также, что саддукеи в проповедях Христа практически не упоминаются. Что касается фарисеев, то их Он критиковал за лицемерие, не полемизируя, однако, с их учением как таковым. Не потому ли Он ни разу не вспомнил о саддукеях, что именно с ними у Него не было вовсе ничего общего?

Имелись у саддукеев и возможности для того, чтобы отправить Иисуса на крест, поскольку именно они, с небольшими перерывами, контролировали Великий Синедрион (Санхедрин), функционировавший при иерусалимском Храме (справедливости ради следует, правда, отметить, что вопрос о том, какая из двух сект контролировала Синедрион во времена Христа, остаётся пока дискуссионным). Саддукеем был первосвященник Каиафа, как и его предшественник — первосвященник Анна. За несколько десятилетий, отделявших казнь Иисуса от Первой Иудейской войны, саддукеи, по некоторым данным, успели принять участие в преследовании римлянами первых христиан.

Что произошло дальше — хорошо известно. В 70 году от Рождества Христова, во время Иудейской войны, Иерусалим был взят римскими войсками, Храм разрушен. Влияние саддукеев после этого довольно быстро сошло на нет; в настоящее время устный Закон не признают лишь немногочисленные самаритяне и караимы. Фарисеи уцелели и, как уже говорилось выше, положили начало современному иудаизму. Уцелели и христиане. В последующие десятилетия новая религия, невзирая на репрессии, распространилась по всей Римской империи и, наконец, в 313 году была легализована императорами Лицинием и Константином.

Эту историю полезно время от времени вспоминать каждому, кто считает, что только он сам является носителем истины, а все несогласные с ним заслуживают если и не креста или тюрьмы, то уж во всяком случае адских мук. Попытавшись монополизировать своё право на истину и использовать для защиты этой монополии все средства государственного принуждения вплоть до Голгофы, саддукеи в конце концов казнили Невинного, Который, по мнению многих, как раз и был Истиной. Вряд ли, вынося Ему свой приговор, они догадывались, насколько мало времени оставила история им самим.

Современные саддукеи — их в последние годы немало развелось в нашей церкви — призна́ют ли они Спасителя, если им доведётся встретить Его? Не отправят ли они Его снова под суд за «экстремизм», «хулиганство», «оскорбление верующих»? А если они — не дай Бог, конечно — встретят Антихриста, устоят ли они перед его искушением? Уж он-то — ни секунды не сомневаюсь! — наверняка будет молиться в самом точном соответствии со всеми инструкциями…

How I Was Exhuming Stalin

В телевизор меня звали дважды. Первый случай был в 2007 году. Позвонили мне, кажется, из «Времечка», они к очередному юбилею Москвы готовили передачу об обстоятельствах её основания и хотели пригласить меня в качестве эксперта. Я не специалист по истории Москвы, но десятью годами ранее, ещё в десятом классе, выступал на конференции школьников во Дворце пионеров на Воробьёвых горах с докладом на эту тему. Его-то авторы «Времечка» и обнаружили в Интернете; сам я в то время даже не подозревал, что он вообще опубликован, но это уже отдельная история ;-) К их немалому удивлению, я отказался от участия в программе, объяснив, что настолько далёк от интересующей их проблематики, что даже не знаю, кого им ещё порекомендовать.

Второй случай произошёл буквально на днях. Возвращаюсь я домой с работы. Звонит мобильник. Вежливый женский голос: здравствуйте, вас беспокоят из программы «Момент истины», мы хотели бы с вами поговорить о военных планах Сталина накануне Отечественной войны. А как это будет выглядеть, спрашиваю. Отвечает: диалог с автором программы, продолжительность — около получаса, в эфир пойдут минут десять плюс-минус, в зависимости от того, «насколько вы ему понравитесь».

Телевизор я почти не смотрю, поэтому название передачи мне, признаться, ровным счётом ничего не говорило (а зря). Ну, думаю, Пятый канал — всё-таки не Первый, не «Россия» и не НТВ, если вам охота слушать мою суворовщину, почему бы и нет. Съёмки состоялись на следующий день в Подмосковье — как я понимаю, прямо на даче у автора программы А. В. Караулова. Ни одного вопроса о войне он мне, конечно, не задал — как оказалось, интересовала его исключительно моя позиция по вопросу о том, следует ли эксгумировать Сталина, чтобы выяснить, наконец, был ли он отравлен или нет. К слову сказать, о самой дискуссии на эту тему я впервые услышал именно от него; похоже, это его собственная затея (или депутата А. В. Митрофанова, который, вроде бы, собирался выступить с подобной инициативой, подробностей не знаю). «Умная мысля» у меня, к сожалению, слишком часто «приходит опосля» (иначе я, скорее всего, сразу отказался бы от участия в программе), да и сложно с ходу ответить что-то вразумительное, когда тебе вместо обещанных вопросов задают совсем другие, на твой взгляд — совершенно бессмысленные, и к тому же не нормальным человеческим голосом, а постановочным томно-таинственным, как в псевдодокументальном фильме с претензией на сенсационность. Так что в ответ я промямлил какую-то невнятную чушь, продолжалось это где-то минут пять, после чего г‑н Караулов, видимо, отчаявшись вытянуть из меня хоть что-нибудь, прекратил съёмки, сухо попрощался и отправил меня восвояси. Я ему определённо не «понравился»; он мне, впрочем, тоже. Надеюсь, что в передачу он меня пихать не станет.

Что же касается Сталина…

Был ли он отравлен? Может, и был, но с вероятностью один к десяти, не больше: как показывает исторический опыт, людям вообще свойственно искать тайны даже там, где их нет, тогда как на самом деле всё обычно бывает гораздо прозаичнее, чем принято считать. В последние годы своей жизни Сталин настолько боялся покушения, что даже зубы чистил с опаской, а его охранники настолько боялись даже на миллиметр отступить от инструкций, что несколько часов не решались подойти к его двери, чтобы узнать, почему он не выходит и не случилось ли чего. Всё это время он лежал без сознания на полу, в считанных сантиметрах от кнопки звонка, до которой так и не сумел дотянуться. К такому — и именно к такому! — концу он шёл всю жизнь. Прозаично? Да, согласен. Тем и похоже на правду.

Позволит ли эксгумация что-нибудь выяснить? Не знаю, это вопрос не к историку, а к патологоанатому. Могу лишь напомнить, что в костях Ивана Грозного в своё время нашли много ртути, да только дело, похоже, было не в чьём-то злом умысле, а в том, что солями ртути в XVI веке лечили сифилис. Так что следы яда в останках сами по себе — ещё не свидетельство насильственной смерти. В любом случае убеждённые сталинисты наверняка будут и дальше верить, что их кумира убили, даже если эксгумация позволит со всей уверенностью доказать, что это не так. Таких, как они, научные факты мало интересуют.

И самое главное: какое значение эксгумация Сталина может иметь для исторической науки? На мой взгляд, минимальное. То есть, сам по себе вопрос о причинах его смерти, конечно, любопытный, но для понимания природы сталинизма, как и всей последующей истории Советского Союза, это не даст ровным счётом ничего. Для преодоления тоталитарного прошлого — тоже.

Так стоит ли эксгумировать Сталина? Если бы мы жили в нормальной стране, не встречали новый год под дважды переделанный «Союз нерушимый…» и не искали повсюду «иностранных агентов», я бы, пожалуй, из чисто научного интереса, и ответил положительно. Но мы живём в той стране, в которой живём, и вся эта возня вокруг Сталина, ни секунды не сомневаюсь, затеяна исключительно ради того, чтобы отвлечь общественность от более насущных вопросов. Может быть, его и стоит эксгумировать, хотя гораздо лучше было бы для начала рассекретить, наконец, архивы. Но не об этом же, в самом деле, рассуждать по телевизору. Здесь никаких сенсаций нет, одна проза…

Archpriest Viacheslav Vinnikov about the Case of Pussy Riot

Грани.Ру // Блоги / Свободное место / Святые девочки

Достойные слова достойного человека. Редкий случай, когда хочется подписаться едва ли не под каждой буквой.

The City Can Sleep Calmly

Всё-таки что ни говори, а наш русский (российский) человек — удивительное создание. Сегодня ночью приснилось мне, будто кто-то поёт под гармошку. Многим наверняка знакомо это преотвратительнейшее ощущение: приснилась дребедень, проснулся наполовину, но не до конца, ворочаешься в полусне, пытаясь опять заснуть, а в голове всё это время так и крутится та же самая дребедень. Вот и у меня получилось что-то вроде этого. Наконец заснул. Через некоторое время опять приснилась та же песня. Опять наполовину проснулся, поворочался, заснул. В третий раз я всё-таки проснулся окончательно и только тогда понял, что это не сон. Часы показывали полшестого утра — значит, предыдущие «сны» были ещё раньше. Со двора доносились звуки музыки. У нас во дворе потрясающая акустика: с нашего четвёртого этажа иногда можно разобрать во всех деталях даже негромкий разговор, как будто говорящие находятся совсем рядом. Здесь же какие-то, мягко говоря, уроды обоего пола даже не пели, а буквально горланили под свою гармошку что-то заунывное, словно пытались перекричать друг друга. «Концерт» продолжался минут пятнадцать, после чего музыка и голоса — нет, не стихли, но начали постепенно удаляться, однако доносились откуда-то издалека ещё с полчаса как минимум. Похоже, весёлое утро нынче выдалось не только в нашем дворе…

Bill No. 89417-6: The Great Russian Firewall?

В Госдуме сегодня рассматривается во втором чтении законопроект № 89417-6 «О внесении изменений в Федеральный закон „О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию“ и отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу ограничения доступа к противоправной информации в сети Интернет». Законопроект, который предполагается принять в самые сжатые сроки и практически без общественного обсуждения, вносит ряд поправок в Закон о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию, который должен вступить в силу 1 сентября нынешнего года, а также в КоАП, Закон о связи и Закон об информации, информационных технологиях и защите информации. Большинство поправок носят чисто технический характер, но Закон об информации предполагается в числе прочего дополнить статьёй 151 «Единый реестр доменных имён и (или) универсальных указателей страниц сайтов в сети Интернет и сетевых адресов сайтов в сети Интернет, содержащих информацию, запрещённую к распространению на территории Российской Федерации», которая по своему содержанию сопоставима со скандальными законопроектами SOPA и PIPA, отклонёнными несколько месяцев назад американским Конгрессом. В реестр предполагается включать по решению соответствующего органа власти не только сайты с детской порнографией, но и сайты, пропагандирующие употребление наркотиков, психотропных веществ и их прекурсоров (крайне расплывчатая формулировка, несмотря на кажущуюся юридическую чёткость), а по решению суда — также и любые другие сайты, содержащие информацию, запрещённую к распространению в России. При включении ресурса в реестр хостинг-провайдер обязан в течение суток уведомить об этом владельца ресурса, чтобы тот — опять же, в течение суток — удалил страницу, признанную незаконной. Если владелец сайта этого не сделает, хостер обязан заблокировать сайт; в противном случае его IP-адрес также будет внесён в реестр, а провайдерам доступа в Интернет вменяется в обязанность блокировать доступ к такого рода ресурсам. Вряд ли подобные меры серьёзно скажутся на деятельности настоящих противоправных ресурсов (здесь могут помочь только аресты самих преступников), зато у многих добросовестных сайтов могут возникнуть проблемы, поскольку законопроект предполагает фильтрацию запрещённого контента не по URL конкретных страниц, а по доменным именам и IP-адресам, что может привести, например, к блокировке всей службы блогов, один из пользователей которой разместил в своём журнале запрещённый документ, или всех сайтов, размещённых на одном сервере. Внедрение фильтрации трафика на уровне магистральных провайдеров неизбежно потребует значительных затрат (которые так или иначе будут переложены на абонентов) и может серьёзно понизить скорость передачи данных в Рунете, а размытость формулировок законопроекта порождает опасения, что в случае его принятия он может быть использован как инструмент цензуры.

Подробности можно посмотреть здесь:

Русскоязычный сегмент «Википедии» в знак протеста объявил забастовку продолжительностью в одни сутки.

Посмотрим, что будет дальше…

Дополнение от 11 июля. Закон принят — сразу во втором и в третьем чтениях, правда, с поправками, текст поправок пока не нашёл. Слово за Путиным. Вчерашний протест «Википедии» и ряда других известных ресурсов депутат от «Справедливой России» Елена Мизулина, один из авторов законопроекта, назвала «шантажом» и происками «глобального педофильского лобби», пообещав обратиться в Министерство юстиции США, чтобы оно провело расследование. Комментарии, полагаю, излишни…

Received a Fulbright Grant

Заявку на стипендию Фулбрайта я подал ещё год назад, все конкурсы были пройдены к концу декабря, подписание договора состоялось в минувший четверг — американская бюрократия тоже работает не быстро. Теперь на очереди виза, билет и поиски жилья. Отбываю 1 октября на шесть месяцев, работать буду в вашингтонском Институте Кеннана, тема проекта — советско-американские отношения в период Второй мировой войны, основная исследовательская задача — оккупировать Библиотеку Конгресса и хорошенько в ней покопаться ;-) Вернусь ориентировочно в начале апреля, впечатлениями буду делиться здесь.

Программа Фулбрайта была запущена в 1946 году, финансируется Госдепартаментом США, в основном, как я понимаю, из федерального бюджета. По этой программе выделяются гранты учёным, художникам и студентам, в том числе гранты американским специалистам на выполнение исследований в других странах и специалистам из других стран — на исследования в США. Подробности здесь: http://www.fulbright.ru/ :-)