РЕФЕРАТ: Ковалев Б. Н. Добровольцы на чужой войне: Очерки истории Голубой дивизии

Опубликовано в реферативном журнале: Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер. 5, История / РАН. ИНИОН. Центр социальных науч.-информ. исслед. Отд. истории. М., 2015. № 4. С. 18—21.

Эта книга привлекла меня прежде всего тем, что о Голубой дивизии я, грешным делом, практически ничего не знал, кроме того, что она вообще существовала и участвовала в боях с советскими войсками, хотя официально франкистская Испания во Вторую мировую войну так и не вступила. Теперь узнал кое-какие подробности :-)

КОВАЛЕВ Б. Н. ДОБРОВОЛЬЦЫ НА ЧУЖОЙ ВОЙНЕ: ОЧЕРКИ ИСТОРИИ ГОЛУБОЙ ДИВИЗИИ. — Великий Новгород: НовГУ им. Ярослава Мудрого, 2014. — 491 с.: ил.

Книга Б. Н. Ковалева (Новгородский государственный университет) «Добровольцы на чужой войне» посвящена Голубой дивизии — испанскому добровольческому соединению, принимавшему участие в боевых действиях на Восточном фронте Второй мировой войны на стороне нацистской Германии. Как отмечается во введении, российская историография данного вопроса до сих пор довольно скудна, несмотря на то что на советской земле сражались в общей сложности 45 482 испанских солдата, из которых 4954 погибли и более 10 тыс. были ранены. Своей книгой автор попытался заполнить этот пробел. По его словам, она задумывалась как история Голубой дивизии, но в конце концов приобрела форму набора очерков, описывающих важнейшие страницы «биографии» этого соединения.

Исследование носит по преимуществу описательный характер и основано на документах ряда центральных российских архивов (РГАСПИ, РГВА, ЦАМО), местных архивов в Новгороде и Санкт-Петербурге и германского Федерального военного архива (Bundesarhiv-Militärarhiv), воспоминаниях участников событий. В местных партийных архивах отложились среди прочего документы партизанских формирований, в архивах ФСБ — трофейные документы оккупационной администрации и коллаборационистского движения, включая газеты. Автору удалось также лично пообщаться с несколькими жителями Новгородской области, пережившими в детстве испанскую оккупацию.

Набор добровольцев для отправки на Восточный фронт осуществлялся в конце июня — начале июля 1941 г. Сформированная из этих добровольцев дивизия численностью около 19 тыс. человек в июле была переброшена в Баварию, где получила немецкое вооружение и в течение месяца проходила боевую подготовку по германским уставам под руководством немецких инструкторов. Официально она называлась 250‑й пехотной дивизией Вермахта, но уже в этот период в испанских и немецких документах появляется выражение «голубая дивизия» — по цвету гимнастёрок Испанской фаланги. В конце августа — начале октября дивизия была переброшена на фронт; переход по советской территории пришлось проделать пешком.

Первоначально испанских добровольцев предполагалось включить в состав группы армий «Центр», наступавшей на Москву, но уже во время передислокации дивизия была перенаправлена в группу армий «Север». С начала октября испанские части вели оборонительные бои под Новгородом, затем приняли участие в немецком наступлении на Тихвин. Им удалось форсировать Волхов, но дальнейшее наступление на его восточном берегу натолкнулось на ожесточённое сопротивление советских войск. Достигнув к 24 октября небольшой деревушки Посад в нескольких километрах от Волхова, испанцы вынуждены были перейти к обороне. Последующие бои, принявшие особенно ожесточённый характер с началом советского контрнаступления под Тихвином, сами испанцы впоследствии называли «мясорубкой под Посадом». Этому периоду автор посвящает отдельный очерк с таким же названием.

В начале декабря истощённые непрерывными боями, а также недоеданием и морозами испанцы вынуждены были отступить за Волхов. Попытки советских частей форсировать реку завершились безрезультатно. Бесконечные атаки привели лишь к неоправданным потерям, несмотря даже на то, что в этот период советские войска действовали в целом гораздо грамотнее, чем в первые месяцы войны.

В первой половине 1942 г. Голубая дивизия по-прежнему занимала оборонительные позиции в районе Новгорода, отдельные её подразделения принимали участие в уничтожении окружённых войск советской 2‑й ударной армии. Дивизия была не только обескровлена потерями, но и дополнительно ослаблена демобилизацией части бойцов, на смену которым прибыли неопытные новобранцы. В августе дивизия была переброшена под Ленинград, её новые позиции располагались в районе Красногвардейска (Гатчины), Пушкина и Слуцка (Павловска).

Отношения между испанскими добровольцами и немцами складывались непросто. Немцы часто относились к испанцам с презрением, такое поведение со стороны союзника оскорбляло испанцев и нередко приводило к конфликтам. С местным населением испанцы, в большинстве своём свободные от расизма, выстраивали более близкие отношения, чем немцы. Вопреки воспоминаниям ряда ветеранов Голубой дивизии, её личному составу было известно и о геноциде евреев. У многих испанцев такая политика нацистов вызывала шок и отвращение, однако случаи помощи евреям на оккупированной территории с их стороны были единичными.

Помимо собственно испанцев в Голубой дивизии служило небольшое количество русских. Среди них были как белоэмигранты, которых испанцы принимали на службу охотнее, чем немцы, так и жители оккупированных областей. Последних нередко привлекала возможность получить гарантированное пропитание и защиту от произвола немцев.

Любовные отношения между испанскими добровольцами и местными женщинами были явлением распространённым, но чаще всего кратковременным. Случались, однако, и свадьбы. Покидая Восточный фронт, добровольцы обычно увозили своих русских жён в Испанию, хотя и не всегда.

Отдельный весьма обстоятельный очерк посвящён отношению испанских оккупантов к местному населению. Как следует из имеющихся источников, преступления против мирных жителей, вплоть до убийств, не были редкостью, однако в целом население характеризовало испанцев как относительно лояльных, но вороватых и склонных к хулиганству. Там, где стояли германские части и особенно прибалтийские коллаборационисты, было гораздо тяжелее.

По другую сторону фронта в боевых действиях участвовали испанские республиканцы, ранее эмигрировавшие в СССР. Они сражались и в составе диверсионных групп в тылу врага. Для них это была не только война с фашизмом, но и борьба за будущее Испании. Гражданская война 1936—1939 гг. продолжилась, таким образом, в лесах Северо-Запада России.

В октябре 1943 г. Франко объявил о переходе Испании от статуса «невоюющей страны» к нейтралитету и отозвал Голубую дивизию с Восточного фронта. Усилиями нацистской пропаганды часть её бойцов решили продолжить борьбу с Советским Союзом. Из них был сформирован немногочисленный (2500 человек) «Легион испанских добровольцев» (Голубой легион), подчинявшийся только германскому командованию. До конца января 1944 г. он находился в районе Любани, где и был разгромлен в ходе начавшегося советского наступления. Уцелевшие его бойцы принимали участие в боях на различных участках советско-германского фронта и даже на территории самой Германии весной 1945 г. Некоторые из них стали гражданами Третьего рейха.

В заключительном очерке описывается судьба военнопленных испанцев. Им пришлось дожидаться своего освобождения дольше, чем пленным немцам и их бывшим союзникам, поскольку Испания формально не участвовала во Второй мировой войне и после её окончания солдаты Голубой дивизии оказались разменной монетой в дипломатических играх. В начале 1950‑х годов пленные испанцы несколько раз устраивали акции протеста с требованием отпустить их на родину. Зачинщиками этих выступлений бывали как фалангисты, так и бывшие республиканцы, отказавшиеся принять советское гражданство и интернированные в 1941 г. Всего в советском плену оказались свыше 400 испанцев, около сотни из них погибли. Остальные сумели вернуться домой лишь в 1954 г.

М. М. Минц

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus