РЕФЕРАТ: Кухер К. Парк имени Горького: Культура свободного времени в сталинизме

Kucher K. Der Gorki-Park: Freizeitkultur im Stalinismus, 1928—1941. Köln; Weimar; Wien: Böhlau Verlag, 2007. VI, 330 S.: Ill. Опубликовано в реферативном журнале: Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер. 5, История / РАН. ИНИОН. Центр социальных науч.-информ. исслед. Отд. истории. М., 2009. № 3. С. 95—99.

КУХЕР К. ПАРК ИМЕНИ ГОРЬКОГО. КУЛЬТУРА СВОБОДНОГО ВРЕМЕНИ В СТАЛИНИЗМЕ

Kucher K. Der Gorki-Park: Freizeitkultur im Stalinismus, 1928–1941.― Köln; Weimar; Wien: Böhlau Verlag, 2007.― VI, 330 S.: Ill.

Парки и скверы издревле являлись характерными памятниками своей эпохи, неразрывно связанными с господствующей политической системой. Московский Центральный парк культуры и отдыха им. М. Горького, открытый в 1928 г., также должен был, по замыслам его создателей, выразить принятые в то время в Советском Союзе общественные, культурные и политические ценности. Более того, Парк имени Горького послужил образцом для мест отдыха, организованных впоследствии по всей стране, сыграв таким образом важную роль в формировании советской массовой культуры и культуры развлечений.

Монография Катарины Кухер (Институт восточноевропейской истории и страноведения Тюбингенского университета) описывает развитие этого заведения в период сталинизма 1930-х годов. Анализ программы и структуры парка показывает, что культура свободного времени с присущей ей тесной взаимосвязью с политическим наполнением, общественными ценностями и эстетическими проявлениями ни в коей мере не являлась противоположностью сталинского режима ― напротив, она была его прочной составной частью. Изучение взаимодействия между этими двумя мирами ― репрессивным полицейским государством и набирающей обороты культурой свободного времени ― и составляет цель исследования Кухер.

Книга состоит из введения, пяти глав и заключения, снабжена библиографией и предметным указателем. Текст исследования дополняют многочисленные иллюстрации ― копии планов и чертежей, а также фотографии 1930-х гг.

Во введении автор обосновывает тему своей работы, описывает текущее состояние научных исследований в этой области и даёт обзор использованных источников.

В первой главе Кухер рассматривает культурно-исторический контекст, в котором возник Парк имени Горького. Прежде всего она анализирует сами понятия «парк», «культура», «отдых», ключевые для исследования, кратко рассматривает происхождение массовой культуры отдыха и, наконец, подробно разбирает советскую концепцию „культурности“. Как показывает автор, при разработке концепции Парка культуры и отдыха был широко использован накопленный к началу 1930-х гг. опыт обустройства парков и других мест массового отдыха ― как отечественный, так и зарубежный, включая многочисленные аттракционы. В то же время, Парк имени Горького должен был способствовать просвещению трудящихся в соответствии с концепцией „культурности“, а также их идеологическому воспитанию, в том числе средствами монументальной пропаганды.

Вторая глава посвящена основанию Парка культуры в 1928 г. Решение о его создании было принято президиумом Моссовета 16 марта этого года, а уже 12 августа парк принял первых посетителей. Он сразу же приобрёл невероятную популярность: за первый короткий летний сезон ― с 12 августа по 23 сентября ― здесь побывали около полутора миллионов человек. Этот успех был обусловлен различными причинами. Прежде всего, сказались масштабы проделанной работы: к моменту открытия Парка имени Горького немногие места в Москве могли сравниться с ним по предоставляемым возможностям. Концепция парка, к тому же обустроенного на месте сельскохозяйственной выставки 1923 года, очевидно основывалась на традициях русского народного праздника; кроме того, были активно использованы современные достижения культуры массового отдыха, например, аттракционы. В то же время обширность парка явно затрудняла его использование в дидактических целях. Как следствие, ему была свойственна уютная атмосфера места, где всегда можно было расслабиться и отдохнуть. Привлекало посетителей и то обстоятельство, что это место, столь отличное от условий их повседневной жизни, создано специально для них. Популярности Парка культуры способствовало и соседство с Нескучным садом ― традиционным местом народных гуляний с собственной давней историей. Открытие парка воспринималось как первый шаг к новой социалистической Москве.

В наиболее обширной третьей главе описывается эволюция Парка имени Горького на протяжении 1930-х гг. Автор детально разбирает как систему представленных в нём увеселительных заведений, так и проводившуюся на его территории культурно-массовую работу, в том числе пропагандистскую. Третью главу продолжает четвёртая, посвящённая нескольким более узким проблемам. Наиболее подробно Кухер описывает различные проекты по дальнейшему улучшению Парка культуры. Далее последовательно анализируются парковая скульптура и оформление разнообразных более мелких деталей паркового ландшафта, включая фонтаны, клумбы и так далее ― вплоть до скамеек и общественных туалетов.

За первые десять лет своего существования московский Парк имени Горького претерпел значительные изменения. Явно выраженная ещё в начале десятилетия просветительско-идеологическая функция в середине 1930-х гг. в известной мере утратила своё значение; парк постепенно становился просто местом отдыха. Политическая агитация в этих новых условиях постепенно теряла свой прежний активный, живой, часто спонтанный характер, принимая более статичные, монументальные формы. Начиная с 1932 г. идеологические запреты были частично ослаблены, что отразилось и на культуре массового отдыха; как показывает автор на примере танцев, здесь происходило активное усвоение иностранных „буржуазных“ заимствований, которые, впрочем, нередко принимали на советской почве новые, „пролетарско-революционные“ формы („массовый танец“). По мнению Кухер, в этом выразилась готовность к компромиссу, свойственная в те годы сталинскому режиму, стремившемуся заручиться лояльностью своих граждан. Важной особенностью советской культуры свободного времени, отразившейся и в дальнейшем развитии Парка имени Горького, был утилитаризм, основанный на коллективизме и рационализме индустриальной эпохи. В век заводов-гигантов, обслуживаемых рационально организованными рабочими коллективами, парк культуры и отдыха превращался в „фабрику удовольствия“, предназначенную для того, чтобы дать возможность посетителям отдохнуть после работы и затем с новой силой продолжить „строительство социализма“. Логичным следствием такого подхода стала установка на массовые формы отдыха, проявившаяся, к примеру, в организации грандиозных карнавалов, строительстве театров на открытом воздухе с огромной по тем временам вместимостью и т. д.; человек в этих условиях рассматривался лишь как часть массы, „единица“. Наконец, из-за постоянной нехватки материалов, а также кадров, необходимых для реализации всех проектов и планов, зачастую непродуманных и нереалистичных, Парку культуры постоянно была свойственна известная незавершённость, со временем фактически ставшая нормой. Действительность воплощённого рая определённо не соответствовала величию замысла (как, впрочем, и за пределами парковой ограды), что превращало Парк имени Горького во вполне типичное заведение сталинской эпохи.

Последняя, пятая глава посвящена различным вопросам повседневной жизни Парка культуры. Автор анализирует, в частности, работу администрации парка, состав его посетителей, их отношение к этому месту. Как показывает Кухер, попытки властей использовать Парк имени Горького и другие парки культуры и отдыха, организованные вслед за ним, для идеологического „воспитания“ советских граждан не встретили достаточного понимания среди посетителей. К тому же концепция Парка культуры была в значительной степени ориентирована на интересы наиболее активных и успешных „строителей социализма“, т. е. относительно молодой и интенсивно развивающейся части общества. Как следствие, многие посетители склонны были рассматривать Парк имени Горького и аналогичные ему заведения просто как место отдыха и общения, но не образования или воспитания.

В заключении даётся краткий обзор основных результатов проделанной автором работы. Кратко описывается и последующая судьба московского Парка культуры и отдыха. Первый период его истории, описанный в монографии, завершился летом 1941 г. Начавшаяся война повлекла за собою длительную паузу в работе парка; реализация прежних развлекательных и просветительских программ была в основном свёрнута. После окончания войны парк возобновил свою работу, но уже в ином качестве, чем раньше, окончательно превратившись в популярное место отдыха, общения и развлечения. Прежние просветительские и агитационно-воспитательные функции были утрачены. В новых условиях, сложившихся в этот период, общество, изрядно „повзрослевшее“ за годы войны, уже не нуждалось в массовых организованных мероприятиях по повышению своей „культурности“, как в 1930-е гг. Эпоха „комбинатов культуры и отдыха“ закончилась.

М. М. Минц

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus