РЕФЕРАТ: Мотадел Д. Ислам и война Германии на окраинах Советского Союза, 1941—1945

Опубликовано в реферативном журнале: Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер. 5, История / РАН. ИНИОН. Центр социальных науч.-информ. исслед. Отд. истории. М., 2015. № 3. С. 106—109.

МОТАДЕЛ Д. ИСЛАМ И ВОЙНА ГЕРМАНИИ НА ОКРАИНАХ СОВЕТСКОГО СОЮЗА, 1941—1945

MOTADEL D. Islam and Germany’s war in the Soviet borderlands, 1941—5 // J. of contemporary history. — 2013. — Vol. 48, N 4. —P. 784—820. — DOI: 10.1177/0022009413493948.

Статья Дэвида Мотадела (Кембридж) посвящена политике нацистской Германии по отношению к мусульманам Советского Союза в годы Второй мировой войны. Когда немецкие войска вступили на территории Крыма и Северного Кавказа, лидеры Третьего рейха начали рассматривать ислам как немаловажный в политическом и стратегическом отношении фактор. В обоих регионах Германия пыталась заключить военный союз с местным мусульманским населением, направленный против СССР. В статье рассматриваются те методы, которые применялись немецкими властями, прежде всего руководством Вермахта и СС, а также чиновниками Министерства оккупированных восточных территорий и Министерства иностранных дел, с целью использовать религиозные понятия, обычаи и практики мусульман в собственных интересах. Исследование, таким образом, относится не только к истории Второй мировой войны, но и к истории отношений великих держав с мусульманским миром в Новое время.

К началу войны в СССР проживали около 30 млн. мусульман, составлявших 15% его населения. Отношения с мусульманскими регионами у большевиков, так же как до того у царского правительства, складывались весьма непросто. В предвоенный период эти регионы пережили не только насильственную коллективизацию, но и широкомасштабные репрессии против верующих и духовенства. Эти меры натолкнулись на упорное сопротивление местных жителей, как пассивное (например, подпольные суды шариата как альтернатива советским или тайное обучение школьников основам веры в нелегальных медресе во время каникул), так и активное, вплоть до вооружённых выступлений. Как и опасались советские руководители, с началом войны нацисты попытались воспользоваться ситуацией.

Автор отмечает, что роль исламского фактора в международных отношениях, в том числе и его использование против России в разные периоды истории вплоть до Холодной войны, к настоящему моменту изучены уже довольно подробно, однако политика нацистов по отношению к мусульманам в СССР до сих пор остаётся белым пятном. «Это не удивительно, — отмечается в статье, — поскольку германская война на уничтожение, казалось бы, оставляла не так уж много возможностей для проведения политических акций. Тем не менее, ниже будет показано, что в силу особых исторических условий, германский режим пытался использовать ислам против Москвы, так же как это делали другие великие державы до и после того. Этот эпизод можно также рассматривать в более широком контексте попыток стран Оси возбудить религиозную ненависть против их врагов в других частях мусульманского мира, включая Северную Африку и Ближний Восток, подобно тому как это делали Центральные державы во время Первой мировой войны» (с. 789).

Мусульманские народы Советского Союза рассматривались в Германии как естественные противники большевизма и в расовом отношении ставились нацистскими идеологами выше славян. Сотрудничество с ними не входило в долгосрочные планы нацистов, однако ухудшение ситуации на фронте и необходимость обеспечить достаточно прочный тыл для немецких войск заставили руководство Вермахта, которому подчинялась оккупационная администрация на Северном Кавказе и в Крыму, применить на этих территориях достаточно прагматичную политику.

Наиболее активно эта политика реализовалась на Кавказе, где были вновь открыты мечети, возобновлено преподавание основ веры в школах, пятница объявлена выходным днём вместо воскресенья, с большим размахом отмечались Ураза-байрам и Курбан-байрам, выпавшие на период оккупации. Немецкие власти пытались превратить праздничные церемонии в пропагандистскую кампанию, религиозная символика повсеместно совмещалась с нацистской. Целью этих мероприятий было представить Германию защитницей ислама от большевистских гонений.

Ещё более продолжительным был опыт взаимодействия нацистской администрации с мусульманским населением Крыма, оккупация которого продолжалась два с половиной года. На полуострове были вновь открыты мечети, возрождена система религиозного образования, отмечались праздники, появилась и своеобразная религиозная иерархия — система т. н. магометанских комитетов во главе с центральным комитетом в Симферополе. Обсуждался даже вопрос о восстановлении муфтията, но до практических шагов в этом направлении дело так и не дошло.

Эта политика дала определённый эффект, но весьма ограниченный. Начало оккупации почти везде сопровождалось массовым насилием, пленных мусульман в первые месяцы войны нередко расстреливали как евреев, поскольку ни солдаты, ни офицеры Вермахта в массе своей не знали о том, что мусульмане тоже делают обрезание. Румынская администрация в Крыму не только не проявляла терпимости в отношении мусульман, но и предпринимала попытки их насильственной христианизации. Первоначальный энтузиазм, вызванный благожелательным отношением немцев к исламу, постепенно иссяк — сказались тяжёлые условия жизни на оккупированных территориях и репрессии против мирного населения в ходе борьбы с партизанами.

Попытки нацистов разыграть мусульманскую карту в борьбе с Советским Союзом заставили советское руководство скорректировать свою собственную политику. Преследования мусульман были свёрнуты, возобновились богослужения в мечетях. Как и нацисты на оккупированных территориях, большевики пытались использовать мусульманские религиозные практики в пропагандистских целях. Во вновь открытых мечетях, к примеру, имамам предписывалось начинать богослужение формулой: «Советская власть дана Аллахом. Следовательно, каждый, кто выступает против советской власти, выступает против Аллаха и Мухаммеда, его пророка» (цит. по: с. 819). В то же время мусульманские народы Крыма и Северного Кавказа после освобождения этих территорий подверглись депортациям по обвинению в массовом сотрудничестве с оккупантами. Политика сталинского режима по отношению к мусульманам носила, таким образом, двойственный характер.

М. М. Минц

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Впишите пропущенное число / Put in the missing number: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.