РЕФЕРАТ: Стоун Д. Р. Советский экспорт вооружений в 1920-е годы

Опубликовано в реферативном журнале: Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер. 5, История / РАН. ИНИОН. Центр социальных науч.-информ. исслед. Отд. истории. М., 2015. № 3. С. 97—99.

СТОУН Д. Р. СОВЕТСКИЙ ЭКСПОРТ ВООРУЖЕНИЙ В 1920‑е ГОДЫ

STONE D. R. Soviet arms exports in the 1920s // J. of contemporary history. — 2013. — Vol. 48, N 1. — P. 57—77. — DOI: 10.1177/0022009412461820.

Профессор Канзасского университета Дэвид Р. Стоун в своей статье рассматривает такую до сих пор малоизученную из-за ограниченной источниковой базы страницу советской внешней политики в межвоенный период, как поставки советского оружия в азиатские страны. В отличие от постсоветской эпохи, экспорт вооружений в то время рассматривался Москвой не столько как источник прибыли (хотя к финансовой стороне вопроса большевики тем не менее подходили довольно аккуратно), сколько как средство для распространения советского влияния на Востоке. В качестве потенциальных союзников рассматривались практически любые силы антизападной направленности, независимо от их социальной базы и внутриполитического курса.

На протяжении 1920‑х годов Советский Союз поставлял оружие в четыре азиатские страны — Турцию, Иран, Афганистан и Китай. Поставки оружия Турции и Ирану осуществлялись с целью укрепить дружественные отношения с правительствами этих стран и тем самым минимизировать риск их участия в новой войне капиталистических держав против СССР. В Афганистане и Китае (ему в советских внешнеполитических расчётах придавалось особое значение), переживавших период затяжных внутренних конфликтов, Москва пыталась заигрывать с различными противоборствующими группировками с тем, чтобы изменить баланс сил в свою пользу.

Поставки оружия в Турцию, судя по имеющимся источникам, продолжались до начала 1930‑х годов. В Иране советское правительство некоторое время пыталось поддерживать, в том числе оружием, местные антиправительственные силы, включая т. н. Гилянскую Советскую Социалистическую Республику (1920—1921 гг., южное побережье Каспийского моря), в надежде таким образом ослабить Персию как потенциального союзника Великобритании. В дальнейшем, однако, советская внешняя политика постепенно переориентировалась на сотрудничество с Тегераном. В 1923 г. начались поставки вооружения уже для шахской армии.

Отношения с Афганистаном осложнялись опасениями, что в будущем он может предъявить территориальные претензии в Средней Азии, а также подозрениями, что афганское правительство тайно поддерживает отряды басмачей. С другой стороны, антианглийская позиция Кабула располагала к укреплению отношений с ним. Ещё в 1923 г. было принято решение о создании складов вооружения и снаряжения вблизи афганской границы на случай, если удастся договориться о поставках. Решение о начале поставок оружия в Афганистан было принято в 1925 г., первая партия оружия передана афганской стороне в 1926 г. По-видимому, это способствовало тому, что 31 августа того же года Афганистан подписал с Советским Союзом договор о ненападении, статья 3 которого предусматривала невмешательство во внутренние дела друг друга, что являлось гарантией отказа Кабула от поддержки басмачей.

Поставки советского оружия в Афганистан продолжались даже в 1928—1929 гг., когда страна уже была охвачена восстанием, спровоцированным модернизаторской политикой короля Амануллы-хана. Несмотря на советскую помощь, в 1929 г. он был свергнут, к власти в октябре того же года пришёл Мухаммед Надир-хан, провозглашённый королём. 19 октября 1929 г. СССР признал его правительство, однако поставки вооружения с этого времени резко сократились, а осенью 1930 г. были признаны бесперспективными и полностью прекращены.

Наиболее активно советское вооружение поставлялось в охваченный гражданской войной Китай, в отношении которого великие державы в 1919 г. ввели оружейное эмбарго из опасения, что продолжение поставок оружия приведёт лишь к дальнейшей эскалации насилия. Советский Союз ориентировался на сотрудничество с Гоминьданом и дружественными ему военно-диктаторскими режимами, но параллельно поддерживал отношения и с номинальным правительством Китая в Пекине и оказывал помощь молодой и ещё достаточно слабой Коммунистической партии Китая, выступавшей в союзе с Гоминьданом. Советская политика в Китае отличалась непоследовательностью, причиной которой, по мнению автора, было плохое знание местных реалий. Результаты этой политики оказались плачевными: объединив под своей властью в результате Северного похода 1926—1927 гг. значительную часть Китая, Чан Кай-ши в 1927 г. разорвал союз с коммунистами и перешёл к массовым репрессиям против них. Советское оружие, поставлявшееся до этого в Китай, было таким образом использовано в ущерб советским интересам.

Неудачи в Китае и Афганистане заставили советское руководство пересмотреть свою политику в области экспорта вооружений. Политбюро усилило контроль над поставками оружия за рубеж, техническая работа из военного ведомства была передана в ВСНХ, за границей интересы СССР в торговле оружием теперь представляла совместная советско-германская компания «Востваг» (West-Osteuropäische Warenaustausch A. G.), служившая прикрытием для советской военной разведки. Об объёме экспорта оружия в 1930‑е годы судить сложно из-за недостатка источников, но по предварительным оценкам автора в этот период он значительно сократился. К началу десятилетия СССР обладал уже одной из мощнейших армий в мире; в этих условиях иностранное вторжение с участием азиатских государств стало маловероятным, и поставки вооружения с целью заручиться лояльностью этих стран утратили своё значение.

М. М. Минц

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus