РЕФЕРАТ: Картер Д. А. Эйзенхауэр против генералов

Carter D. A. Eisenhower versus the generals // J. of milit. history.― Lexington (Virginia), 2007.― Vol. 71, № 4.― P. 1169–1199. Опубликовано в реферативном журнале: Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер. 5, История / РАН. ИНИОН. Центр социальных науч.-информ. исслед. Отд. истории. М., 2009. № 4. С. 140—142.

КАРТЕР Д. А. ЭЙЗЕНХАУЭР ПРОТИВ ГЕНЕРАЛОВ

Carter D. A. Eisenhower versus the generals // J. of milit. history.― Lexington (Virginia), 2007.― Vol. 71, № 4.― P. 1169–1199.

Статья Дональда Алана Картера (Центр военной истории Армии США) посвящена непростым отношениям между президентом Д. Д. Эйзенхауэром и военной элитой. Наиболее фундаментальным принципом в отношениях между армией и обществом в Америке является гражданский контроль над военным руководством; соответственно, высшие чины армии выполняют функцию советников при президенте и его кабинете. Однако в 1953 г. президентом стал Эйзенхауэр, обладавший собственными значительными военными знаниями и опытом и собственными прочными убеждениями по вопросам национальной безопасности, которую он стремился гарантировать в рамках своего военно-политического курса («новый взгляд»), опираясь на развитие ВВС, ядерного оружия, а также на прочность экономики. Хотя руководство ВМС и ВВС США в целом принимали военно-стратегическую концепцию Эйзенхауэра, руководство сухопутных войск отнеслось к ней критически: не соглашаясь с расчётами президента, представители армейской элиты настаивали, что необходимо готовиться не только к глобальной войне с СССР, но и к локальным конфликтам с ним или с третьими странами, а предусмотренные «новым взглядом» радикальные сокращения военного бюджета и личного состава обычных сухопутных сил угрожают самому существованию армии. Автор, однако не соглашается с Эндрю Басевичем, рассматривающим сопротивление военных курсу Эйзенхауэра как вызов принципам гражданского контроля1; напротив, он отмечает, что военные никогда не оспаривали авторитет президента и его право принимать самостоятельные решения в области военной политики; они лишь протестовали против реакции Эйзенхауэра, игнорировавшего их аргументы и публично утверждавшего, из политических соображений, что оппозиции его курсу в армии не существует.

Стремясь преодолеть сопротивление армейской элиты, Эйзенхауэр предпринял реорганизацию военного ведомства (1953, затем 1958 г.), расширив полномочия министра обороны и председателя Объединённого комитета начальников штабов. Тем самым значительно возросла роль гражданской администрации, тогда как участие военных специалистов в выработке военной политики было сведено к минимуму. Не добившись понимания со стороны военной элиты, президент предпочёл максимально дистанцироваться от неё, чтобы иметь возможность продолжать избранную им политику. По мнению автора, этот шаг имел двойственные последствия. С одной стороны, деятельность Эйзенхауэра имела несомненные благоприятные последствия для Америки (предотвращение ядерной войны, снижение международной напряжённости, экономический подъём). С другой стороны, изолировав военную элиту от политического руководства, Эйзенхауэр создал серьёзные проблемы своему преемнику Дж. Ф. Кеннеди, который, не имея собственных военных знаний и опыта, вынужден был принимать важнейшие стратегические решения в обстановке, когда военные специалисты были фактически лишены возможности предоставлять ему квалифицированные советы и информацию, не «отфильтрованную» предварительно в угоду политическим соображениям.

М. М. Минц


1Bacevich A. The Pentomic Era: The U. S. Army between Korea and Vietnam. Washington, 1986; Idem. The Paradox of Professionalism: Eisenhower, Ridgway, and the Challenge to Civilian Control, 1953—1955 // J. of milit. history. Lexington (Virginia), 1997. Vol. 61, № 2. P. 303—333.

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus