СВОДНЫЙ РЕФЕРАТ: Религия в истории США

Опубликовано в реферативном журнале: Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер. 5, История / РАН. ИНИОН. Центр социальных науч.-информ. исслед. Отд. истории. М., 2013. № 1. С. 145—154.

РЕЛИГИЯ В ИСТОРИИ США
(СВОДНЫЙ РЕФЕРАТ)

1. РЕЛИГИЯ В АМЕРИКАНСКОЙ ИСТОРИИ

Religion in American history / Ed. by A. Porterfield, J. Corrigan. — Malden (MA) etc.: Wiley-Blackwell, 2010. — XI, 345 p.: ill.

2. ВЭЛЕРИ М. ОСВЯЩЁННАЯ ТОРГОВЛЯ: ВЛИЯНИЕ РЕЛИГИИ НА РАЗВИТИЕ КОММЕРЦИИ В ПУРИТАНСКОЙ АМЕРИКЕ

VALERI M. Heavenly merchandize: How religion shaped commerce in Puritan America. — Princeton; Oxford: Princeton univ. press, 2010. — XIV, 337 p.: ill.

3. ИБЛ Дж. ВЕРА В БОЮ: РЕЛИГИЯ И АМЕРИКАНСКИЙ СОЛДАТ В ВЕЛИКОЙ ВОЙНЕ

EBEL J. H. Faith in the fight: Religion a. the Amer. soldier in the Great War. — Princeton; Oxford: Princeton univ. press, 2010. — XI, 253 p.: ill.

История религии в США, роль религиозных верований и институтов в становлении и развитии американского государства и американской нации — одна из важнейших тем в историографии Соединённых Штатов. Рассмотрим несколько недавно вышедших работ, посвящённых данной проблематике.

Довольно подробный и многосторонний обзор основных вопросов религиозной истории США содержится в коллективной монографии «Религия в американской истории» (1) под редакцией А. Портерфилд и Дж. Коригана (Флоридский государственный университет). Книга охватывает период с открытия Америки Колумбом до наших дней. Авторы прослеживают не только влияние религии на американское общество и государство на разных этапах его истории, но и эволюцию самой религии, историю отдельных церквей и конфессий, место религии и церкви в общественной жизни в разные эпохи, наконец, смену представлений о том, что, собственно говоря, есть религия. Изложение построено по смешанному проблемно-хронологическому принципу. Работа поделена на четыре части, соответствующие четырём основным этапам развития американской религиозности (ранний колониальный период, 1492—1692 гг.; Америка как часть атлантического мира, 1692—1803 гг.; «американская империя», 1803—1898 гг.; Америка в эпоху глобализации, с 1898 г. по настоящее время). Каждая часть состоит из четырёх глав, посвящённых роли религии в политических процессах, эволюции представлений о мире и месте человека в нём, развитию религиозных организаций и сообществ и, наконец, религиозным практикам (в широком смысле слова, включая не только собственно ритуалы, но и одежду, быт, традиции, связанные с пищей, и т. д.). Авторы подчёркивают, что книгу, таким образом, можно читать как в хронологическом порядке, так и в тематическом, чтобы проследить эволюцию какого-то аспекта религиозной жизни США на протяжении столетий.

Первая часть книги охватывает период от первого появления испанцев в Новом Свете до судебного процесса над салемскими ведьмами в 1692 г. Основное внимание авторы уделяют разного рода нововведениям в религиозной жизни как колонистов (английских и французских в Северной Америке, испанских в Центральной Америке, а также в Мексике, Флориде, Луизиане), так и индейцев, попыткам одних и других адаптировать свою картину мира и культовые практики к новым условиям столкновения туземной и европейской культур. Развитие религии в Америке на этом этапе в значительной степени определялось взаимодействием между европейцами, как колонизаторами, и индейцами, составлявшими преобладающую часть населения. Дополнительным фактором, повлиявшим на формирующееся колониальное мышление белых поселенцев, стал начавшийся ввоз чернокожих рабов. Ранний колониальный период американской истории характеризовался значительным динамизмом; его основу составил культурный обмен между различными группами европейских иммигрантов, среди которых встречались христиане и евреи, католики и протестанты, последователи самых разных церквей и сект. Хотя соответствующие официальные институты развивались достаточно быстро — строились церкви и молельни, формировалось духовенство, люди посещали службы и т. д. — религиозная жизнь населения по-прежнему в значительной степени протекала вне их пределов, в виде разнообразных народных верований и ритуалов. История процесса над ведьмами в Салеме весьма наглядно показывает, насколько существенным было влияние массовых представлений о незримом мире и его обитателях на поведение американцев в XVII столетии. Этими же событиями, по мнению авторов, завершилась эпоха «трансплантации» европейских религий в Новый Свет. Американские колонии стали органической частью единого атлантического мира.

Следующий период, описанный во второй части, авторы характеризуют как «долгий XVIII век». Применительно к истории религии в Северной Америке его можно отсчитывать с конца XVII по первые годы XIX столетия. Узловыми моментами этой эпохи стали уже упомянутые салемские события 1692 года, затем Первое великое пробуждение, революционный кризис и Второе великое пробуждение, достигшее своего апогея в 1805 г. Помимо этих процессов авторы уделяют значительное внимание таким тенденциям, как распространение идей рационализма и деизма, а также влиянию, которое оказывали на религиозную жизнь Америки контакты со странами Европы и Карибского бассейна и с африканским культурным наследием. Богословская мысль на данном этапе отличалась повышенным вниманием к проблемам личности; тем самым были заложены основы позднейших представлений об индивидуальной свободе и гражданских правах. Национальная идентичность американцев, сформировавшаяся к началу Войны за независимость, также была религиозной в своей основе, поскольку базировалась на протестантском мессианизме и восприятии Нового Света как Земли Обетованной. Прежняя система государственных церквей, существовавшая в большинстве будущих штатов в начале XVIII в., к концу столетия сменилась значительным конфессиональным плюрализмом; Великое пробуждение второй четверти XVIII в. и существенное смягчение религиозной дискриминации во время Американской революции способствовали формированию многочисленных новых деноминаций и сект и динамичному развитию уже существующих. Авторы отмечают, что сходные явления наблюдались и за пределами протестантизма, — так, среди немногочисленных американских евреев именно в XVIII в. наряду с принесёнными из испанских колоний сефардскими традициями начали распространяться ашкеназийские, религиозная практика стала более многообразной, а богослужение — более демократичным.

С приобретением Луизианы в 1803 г. США вступили в период территориальной экспансии, который авторы обозначают как «Американскую империю». Его окончанием они считают 90‑е годы XIX в., когда завершилась история фронтира на континенте, а война с Испанией в 1898 г. ознаменовала выход Соединённых Штатов на международную арену. Америка ещё оставалась по преимуществу протестантской нацией, однако позиции существующих протестантских церквей и деноминаций уже начали ослабевать — отчасти за счёт растущей иммиграции из континентальной Европы (католики в начале XIX в. насчитывали всего 5% населения США, к концу столетия — уже около трети), отчасти из-за появления новых религиозных движений, таких как мормоны, отчасти — из-за продолжающейся секуляризации и распространения научных знаний. Значительное влияние на религиозную жизнь американцев оказали также дебаты по вопросу о рабстве в первой половине XIX в., Гражданская война и послевоенная Реконструкция.

Эпоха глобализации (с конца XIX в. по настоящее время) рассматривается в заключительной четвёртой части книги. Американцы в массе своей остаются весьма религиозной нацией, несмотря на растущую долю атеистов и агностиков. Во время войны с католической Мексикой в 1898 г. многие протестанты опасались, что американские католики могут принять её сторону, но этого не случилось, и предубеждения насчёт якобы «недостаточного» патриотизма католиков начали ослабевать. XX век в истории религий стал эпохой поисков компромисса с современностью. Это выразилось как в разного рода нововведениях, так и в появлении целого ряда радикальных традиционалистских движений. Америка сохранила свою конфессиональную пестроту, которая продолжала возрастать на всём протяжении минувшего столетия за счёт распространения ислама, буддизма и других азиатских религий, а также возникновения новых религиозных течений и сект. Заметные изменения произошли и в жизни приверженцев более традиционных религий и конфессий: так, многие католики отказались от богослужения на латыни, среди евреев большую популярность получили идеи реформистского иудаизма, некоторые негритянские общины начали заимствовать отдельные идеи и практики из различных нехристианских религий. «Особенный характер религии в Америке, — отмечают авторы, — состоит в том, что она постоянно пребывает в движении — что-то заимствует, чем-то делится, что-то комбинирует, с кем-то конфликтует, с кем-то объединяется — но никогда не достигает постоянства и стабильности, отражая и формируя тем самым более широкую картину общества в Америке — и в мире» (1, с. 301).

Тему влияния религии на историю США продолжает монография Марка Вэлери (Объединённая пресвитерианская семинария, Ричмонд, Виргиния) «Освящённая торговля» (2); заглавие книги воспроизводит название известной религиозно-публицистической работы С. Уилларда, изданной в Бостоне в 1686 г. Автор исследует эволюцию отношения американского протестантизма к коммерческой деятельности на примере предпринимателей-пуритан из Новой Англии на протяжении XVII — первой половины XVIII в. Работа основана на обширном массиве источников, включая религиозную литературу изучаемой эпохи, записи проповедей, а также источники личного происхождения. Критикуя распространённый в историографии тезис о том, что в XVII—XVIII вв. религиозную этику в воззрениях и поведении делового человека сменили рационализм и коммерческая целесообразность, автор предполагает, что правильнее было бы говорить о постепенной эволюции протестантизма от классического пуританизма 1630‑х к более рациональной, индивидуалистической и секулярной религиозности 1720‑х годов; это не отменяет того обстоятельства, что на всём протяжении описываемой эпохи коммерсанты Новой Англии оставались людьми верующими и продолжали осмыслять свою деятельность в христианской системе координат. Трансформация протестантизма в будущих северо-восточных штатах происходила в несколько этапов. В пяти главах своей книги Вэлери описывает сменявшие друг друга поколения предпринимателей на примере одного-двух представителей каждого из них. В качестве персонажей для своей работы исследователь отбирал крупных коммерсантов, имевших торговые связи за океаном и оставивших достаточно обширный корпус источников.

В первых двух главах описывается первое поколение бостонских предпринимателей. Основное внимание автор уделяет биографии Роберта Кейна (Keayne) (1595—1656), известного своей общественной деятельностью и благотворительностью, но подвергавшегося преследованиям со стороны пуритан, поскольку его попытки рационализировать свои коммерческие операции исходя из соображений экономической целесообразности вызывали обвинения в завышении цен и ростовщичестве. Сам Кейн руководствовался принципами европейского гуманизма, не отвергавшего рационализм в торговых делах. В бостонском обществе, однако, преобладали пуританские ценности.

Перемены наметились в 1650‑е годы, когда на фоне внутренних неурядиц в колониях возросло значение трансатлантической торговли. В этой ситуации пуританские лидеры начали склоняться к тому, что развитие коммерции, по-видимому, происходит в соответствии с божественным замыслом; их отношение к предпринимателям стало более терпимым. Автор прослеживает этот процесс в третьей главе, охватывающей период с 1650 по 1680 год, на примере биографии торговца и ювелира Джона Халла.

Описанное переосмысление классической пуританской этики продолжилось и на рубеже XVII—XVIII вв. Как показано в четвёртой главе, в условиях непрекращающегося противоборства между Англией и католическими державами рост английской торговли в Атлантике стал восприниматься не только как источник общественного благосостояния, но и как составная часть священной борьбы за утверждение в мире идеалов протестантизма. Пуританские богословы восприняли также идеи политической экономии, что способствовало легитимации рационалистического подхода к коммерческой деятельности.

Как следствие перечисленных изменений, которые постепенно накапливались на протяжении почти столетия, в 1710‑е — 1730‑е годы в Новой Англии сложилась качественно иная ситуация в отношениях между религией и коммерцией; этот период описывается в пятой главе исследования. Автор обращается к биографии Хью Холла, который, будучи чрезвычайно религиозным человеком, продолжал рассматривать свою деятельность как служение обществу и участие в борьбе с католической угрозой в лице Франции и Испании, но в то же время мог позволить себе заниматься импортом рома из Вест-Индии и работорговлей, не стесняясь своих успехов на этих поприщах и не опасаясь нападок со стороны протестантского духовенства.

В эпилоге к книге кратко описывается дальнейшее развитие ситуации в середине XVIII в.

Изменения, которые претерпел североамериканский протестантизм за период с момента основания первых английских поселений в Новом Свете до середины XVIII в., были весьма значительны. Пуритане начала XVII столетия ещё рассматривали рынок как сугубо человеческое порождение, преходящее и в основе своей порочное. Сто с лишним лет спустя он представлялся уже органической частью созданного Богом объективного мира, инструментом, при надлежащем применении способствующим развитию и процветанию, не только отдельного индивидуума, но и человечества в целом. Новые поколения моралистов, испытавшие к тому же сильное влияние идей Просвещения, уже не воспринимали рационализм и экономическую целесообразность как нечто само по себе предосудительное. Ключевое значение теперь придавалось личным качествам человека, таким как честность, искренность, вера, бережливость, забота о нуждающихся. Нравственным образцом в этот период становится успешный, квалифицированный и в то же время набожный, благочестивый предприниматель-филантроп, осознающий свою деятельность как служение интересам общества. Религиозная мысль тем самым не только реагировала на новые социально-экономические реалии, но и способствовала дальнейшему развитию нарождающегося капитализма.

Книга Джонатана Ибла (Университет Иллинойса) «Вера в бою» (3) посвящена религиозности американских солдат, участвовавших в Первой мировой войне, а также медицинского и технического персонала, сотрудников гуманитарных организаций. Обосновывая во введении актуальность своей работы, автор отмечает, что историография религии в Америке и историография войн Америки до сих пор развивались как самостоятельные направления и почти не пересекались; даже в вышедших за последние годы многочисленных публикациях, посвящённых повседневности американских солдат, вопрос об их религиозных чувствах затрагивается обычно лишь вкратце. Детальное изучение солдатской религиозности позволяет, между тем, значительно глубже понять не только историю участия США в Первой мировой войне, но и историю многих религиозных и политических событий и движений XX столетия.

Источниковую базу исследования составили главным образом материалы личного происхождения: письма, дневники, воспоминания. В общей сложности в книге анализируется опыт примерно 300 американских комбатантов, включая и тех, кто воевал на Западном фронте добровольцами ещё до вступления США в войну. Кроме того, Ибл использует материалы опроса 14 000 ветеранов, проведённого в 1919—1921 гг. в Виргинии; это позволило ему, в частности, изучить религиозные воззрения чернокожих солдат (2400 человек из общего числа опрошенных). Ещё одним важным источником стала армейская газета «Звёзды и полосы», тираж которой достиг своего пика 7 февраля 1919 г. (522 000 экземпляров), а во время войны — 8 ноября 1918 г. (344 000 экземпляров). Несмотря на официозный характер издания, многие опубликованные в нём материалы вполне перекликаются по содержанию и настроению с собственными записями солдат.

В первых трёх главах рассматриваются попытки религиозного осмысления американскими комбатантами Первой мировой войны в целом и участия США в ней, реакция на жестокость и ужасы войны, размышления солдат о смерти и её смысле (современное мученичество, уподобление Христу). В четвёртой главе описывается опыт чернокожих солдат. Особенность их мотивации состояла в том, что для них война в Европе была не только борьбой с мировым злом в лице Германии, но и частью борьбы с расизмом и расовой дискриминацией в самой Америке. В христианской системе координат вожделенное равноправие ассоциировалось у многих из них с образом Земли Обетованной. В следующей, пятой главе автор анализирует представления американских женщин. Несмотря на распространённое мнение о том, что война приведёт к повышению их социального статуса, поскольку им придётся нести на себе её тяготы наряду с мужчинами, на деле собственно боевые действия в этот период оставались ещё исключительно мужским занятием, а поведение подавляющего большинства женщин строилось в соответствии с такими вполне традиционными моделями, как «мать/жена» (ожидающая своего сына/мужа дома) или «сестра по оружию» (медсёстры и тыловой персонал, т. е. женщины, служившие непосредственно в зоне боевых действий, но не принимавшие участия в боях). Шестая глава посвящена представлениям солдат о загробной жизни и бессмертии.

Как показывает автор, религиозные чувства играли весьма существенную роль в жизни комбатантов, давая людям дополнительную моральную поддержку в экстремальных условиях войны, а также готовый набор образов и символов для осмысления своего фронтового опыта и готовые модели поведения. Многие американцы, оказавшиеся на фронте, рассматривали вооружённое противоборство с Центральными державами как религиозное испытание, успешное преодоление которого становилось залогом не только личного, но и национального искупления и спасения. Большое распространение получили также представления о моральной правоте Америки, её богоизбранности и мессианской роли. Повседневная проза войны была серьёзным вызовом для подобного мировосприятия, но так и не разрушила его. Распространённое представление о фронтовом опыте как о крушении иллюзий вызывает, таким образом, большие сомнения; автор предполагает, что в данном случае этот опыт не столько разрушал иллюзии, сколько способствовал их укреплению. По существу, солдаты сражались за некий идеальный мир, более демократичный и более христианский, но имевший мало общего с действительностью. После окончания войны это породило у многих из них желание продолжать борьбу за идеалы, ради которых они проливали свою кровь во Франции. Последствия подобных настроений описываются в седьмой главе монографии, посвящённой главным образом деятельности Американского легиона — ветеранской организации, учреждённой в 1919 г. и выступавшей с резко консервативных позиций.

Подводя итоги, автор подчёркивает важность дальнейшего изучения таких проблем, как религия на войне, отношение верующих к религиозному насилию, религиозные воззрения участников других войн, выпадавших на долю США, сравнительный анализ представлений и переживаний разных поколений американских солдат, американцев и их противников.

М. М. Минц

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Впишите пропущенное число / Put in the missing number: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.