38 самураев

Эта сказка гуляет по Интернету уже довольно давно, но в год Змеи она, пожалуй, будет особенно актуальна. Если кто ещё не видел, очень рекомендую. И конечно же — счастливого и благополучного года вам всем! 🙂

Краткое содержание фильма знаменитого яп-понского режиссёра Сукатакая Сакура

38 самураев.

Прости нас, Япония… Если сможешь!

Действие фильма начинается на острове Мадзо, что по соседству с островом Садо, в эпоху Раздзидай. Старый, но всё ещё крепкий и стройный, как речной тростник, бродячий поэт Бисицу Содзиру странствует по острову, зарабатывая на хлеб своим искусством. Его сопровождает внучка, дева-воительница Випусикая Кишико, и зачастую её верный меч — единственная защита для обоих.

Однажды старик и его внучка остановились на ночлег в монастыре Избавления от Страстей — Побокудзи. В качестве благодарности за кров и пищу Бисицу Содзиру исполнил монахам несколько песен нагаута, одна из которых воспевала красоту столичной гейши Кошмарико. Эту песню из своей скромной монашеской кельи размером всего 15 татами услышал настоятель монастыря, почтенный Накося-но Викуси. В сердце его, дотоле свободном от страстей суетного мира, возгорелось тёмное пламя, и он воскликнул: «Кошмарико будет моей!»

Накося-но Викуси не знал, что боги не пожелали оставить его слова в тайне. В ту минуту в его бедной пятиспальной монашеской постели прятался некий индиец Вороюга, прибывший в Побокудзи из самой Индии за благословением Накося-но Викуси и какой-нибудь священной реликвией на память. Вороюга, чьё имя означало «Время честных людей», рассчитывал ночью же получить вожделенное благословение, а с утра выступить в дорогу, дабы защищать всех слабых и обиженных Буддой. Однако, услышав слова настоятеля, юноша понял, что святости в дрянном монашке не больше, чем в молитве неприкасаемого. Поэтому, едва Накося-но Викуси отлучился в трапезную, Вороюга выскользнул из своего укрытия и, прихватив в качестве талисмана золотую статуэтку Будды Амиды размером в 2 сяку, отправился искать Кошмарико-таю, желая спасти девушку от нечестивца.

А прекрасная Кошмарико-таю вкушала сладость жизни в объятиях молодого самурая Минамото-но Ненадо, который от вскружившей голову любви забыл даже о своём долге служить священной особе императора Нахамито. Его не сумели образумить даже два его сэнсэя — Руки-но Курюки, мастер корейской борьбы кир-пи-чом, и Ноги-но Корияги, мастер китайской борьбы ногами бой-ся. Отчаявшись, достойные старцы решили испробовать последнее средство — обратиться за помощью к милосердной, как владыка Западного рая Будда Амида, сестре императора Нахамито, прекрасной принцессе Ёмоёто.

Добрая Ёмоёто-химэ, своей красотой и мудростью подобная цветущей сакуре гор Ёсино, прониклась столь глубоким сочувствием к молодому и красивому самураю, что решила собственноручно спасти его от беды. Разгневанным божеством Фудо-Мёо ворвалась она в «ивовый квартал», схватила Кошмарико-таю за отогнутый ворот кимоно и вышвырнула на улицу. Та не смогла снести такого позора — ведь только нищие оборванки выходят на люди не в сорока девяти, а всего лишь в пятнадцати одеждах. С плачем бросилась красавица гейша к реке, желая смертью смыть с себя позор. Однако по пути ей встретился Вороюга, сразу же узнавший её по описанию. Убежденная его горячими речами, Кошмарико-таю согласилась уехать с ним в Индию. Там они поженились и жили в любви и счастье целых две недели.

Принцесса же Ёмоёто, с первого взгляда полюбившая Минамото-но Ненадо, нежно подняла юношу на руки и принесла во дворец. Там она представила возлюбленного своему царственному брату и объявила о своём желании выйти замуж за молодого самурая. Однако император не желал расставаться с горячо любимой сестрой. По совету своего наставника, мудрого и коварного дайнагона Дзегенерато, он приказал юному храбрецу отправляться в провинцию Тамъимуцайся и победить Великого Змея Укусю, много лет наводящего ужас на окрестные земли.

Понимал Минамото-но Ненадо, что задумал император его погубить, но не посмел ослушаться. Вместе с ним отправились семеро верных спутников. Первым был исходивший все шестьдесят шесть земель Японии Идито Тудато, само присутствие которого притягивало удачу к путникам. Вторым — ни разу не промахнувшийся мимо цели лучник Токосо Томимо. Третьим — непревзойдённый скороход Тояма Токанава. Четвёртым и пятым братья-воины Кемто Ушибито и Кемто Недобито, оба равные тысяче. Шестым был весельчак и остроумец Сукисино Харихама, никогда не затруднявшийся с ответом собеседнику. Седьмым и последним был познавший суетность мира известный философ Нафигато Этонадо, на всё отвечавший: «А зачем?»

Итак, Минамото-но Ненадо и семь его спутников отважно выступили навстречу судьбе, украсив свои одежды изображением алого феникса, лютого врага всех змей. Много препятствий пришлось им преодолеть, прежде чем добрались они до своей цели, до пещеры Змея Укусю в провинции Тамъимуцайся. Выступил вперёд Токосо Томимо, выстрелил в тёмный провал пещеры и попал Змею в глаз. Обиделся ящер, выполз из пещеры и съел храброго лучника. Набросились на Укусю братья-самураи, но в этот раз изменило им воинское счастье. Шагнул тогда к Змею Сукисино Харихама и сложил о нём такую песню вака, что, осознав все тонкости всех вложенных в неё смыслов, Змей от обиды едва не подавился стихотворцем. Видя такую судьбу товарищей, задумал бегун Тояма Токанава заставить сытого Змея бегать за следующей жертвой и погибнуть от заворота кишок. Но, разгадав его замысел, Укусю не стал за ним гнаться, и дальнейшая судьба скорохода осталась неизвестной.

Тяжело передвигая сытое брюхо, подполз Змей к сидевшему в позе лотоса Нафигато Этонадо и грозно прошипел:
— Сейчас я тебя съем!
— А зачем? — спросил Нафигато Этонадо.
— Потому что мне надо есть, — удивился его глупости Укусю.
— А зачем? — спросил Нафигато Этонадо.
— Ну… чтобы жить, — ещё больше удивился Укусю.
— А зачем? — вновь спросил Нафигато Этонадо.

Понял Змей, что это коан, и глубоко задумался. Снизошло на него озарение-сатори, познал он Дао и решил, что жить ему воистину незачем. Кончиком хвоста вырвал он у себя единственный ядовитый зуб и совершил сэппуку. Поскольку голова мёртвого Змея была слишком велика, чтобы взять её с собой в качестве трофея, Минамото-но Ненадо решил измерить его длину своими шагами, каждый из которых был равен росту самурая в доспехах. Оказалось, что длина поверженного врага составляет тридцать восемь самураев и ещё немного. Свершив подсчёты, Минамото-но Ненадо и два его выживших спутника — Нафигато Этонадо и Идито Тудато — отправились в обратный путь.

Однако, возвратившись в столицу, узнали храбрецы, что подвиги их были напрасны: в их отсутствие император Нахамито выдал свою прекрасную сестру замуж за дайнагона Дзегенерато. Опечалился молодой герой и прямо на ступенях императорского дворца совершил сэппуку. Тело его было похоронено в священной роще Упо-Кой-Ся, и все охотники на змей всегда посещали его могилу, молясь его духу об удаче и взыскуя его покровительства.

М-да… Боюсь, что Япония нас таки не простит…

Источник: http://rold.elf.org.ru/texts/38samuraes.htm.

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus