ИНИОН выселяют. Не опять, а снова.

Об ИНИОНе всё хочется написать наконец что-нибудь позитивное, но пока единственная (хотя и существенная) положительная новость состоит в том, что несмотря на все передряги мы до сих пор продолжаем работать, и в общем весьма продуктивно. Впрочем, вчера и это оказалось под вопросом.

Началось всё с того, что утром, когда мы пришли на работу, в здании появились какие-то рабочие и начали срочно отдирать пол. Наш четвёртый этаж теперь выглядит так:

А первый этаж, где администрация и компьютерщики, — и вовсе вот так:

На этом, однако, чудеса не кончились. Около часа дня на имя нашего ВРИО директора И. В. Зайцева поступила бумага с требованием — буквально — выметаться к чертям из здания в течение семи рабочих дней. Этот, с позволения сказать, докУмент стоит того, чтобы воспроизвести его целиком:

Автор снимка — О. Киянская

Здесь требуются некоторые пояснения. После пожара в 2015 году ИНИОНу предоставили четыре этажа в здании по адресу: улица Кржижановского, дом 15, корпус 2. Это здание Российской академии сельскохозяйственных наук, которую в 2013 году присоединили к РАН; бывшие подразделения Сельхозакадемии до нынешнего лета были нашими соседями. Хозяйственное управление зданием осуществляет ФГУП «Управление служебными зданиями», который, как и наш институт, подчиняется ФАНО. Казалось бы, его задача состоит в том, чтобы обеспечить нам достойные условия для работы. Ан нет: директор этого ФГУП А. М. Павлов пытается выдавить нас из этого здания ещё с 2015 года, а ФАНО всё это время старательно делает вид, что повлиять на него никак не может. Пока ему удалось выдавить нас только с цокольного этажа, на котором в нынешнем году расположились магазин лакокрасочных материалов, кальянная и стоматологическая клиника. Насколько нам известно, никаких предписаний о немедленном выселении они пока не получали, несмотря на якобы аварийное состояние здания и необходимость срочного капитального ремонта. Более того: не так давно Павлов даже заключил с нами договор о нашем пребывании в этом здании по крайней мере до 31 декабря нынешнего года, и даже на более или менее приемлемых для нас условиях. Этот договор упоминается в бумаге, приведённой выше; именно его нам теперь предлагается расторгнуть. Надо полагать, на тот момент Павлов ещё ничего не подозревал о том, что текущее состояние здания представляет «угрозу жизни и здоровью третьих лиц».

А вот бывшая Академия сельхознаук буквально в нынешнем месяце из здания съехала — в «Золотые мозги» (главное здание РАН на площади Гагарина). Из научных организаций в здании остались только мы. А двумя днями ранее исполняющий обязанности президента РАН В. Козлов выступил с заявлением для прессы, в котором продемонстрировал фантастическое незнание ситуации с ИНИОНом (по его словам, на Кржижановского, 15 хранятся уцелевшие фонды нашей библиотеки) и реанимировал прошлогоднюю ещё затею слить нас с Всероссийским институтом научной и технической информации (ВИНИТИ). Так что очень похоже на то, что сегодняшняя история — это не просто внезапный приступ жадности у Павлова, а что-то гораздо более серьёзное.

Что со всем этим делать — пока не ясно. Ближайший план — провести во вторник общее собрание коллектива, а до этого — предпринять максимум усилий к тому, чтобы ситуация стала достоянием гласности. Последнее, похоже, уже приносит свои плоды: ФАНО, которое весь день делало вид, будто ничего не знает, под вечер всё-таки прокомментировало ситуацию для журналистов. Врут напропалую: они, оказывается, «своевременно довели» до сведения нашего руководства «информацию о том, что помещения данного здания предоставляются во временное пользование», а в настоящий момент как раз «проводят консультации по дальнейшему месту размещения коллектива ИНИОН РАН», так что «варианты будут предложены руководству института». Вообще-то, когда мы только вселялись в это здание в 2015 году, нам обещали со временем предоставить его целиком. Что касается «новых вариантов размещения», то об этом нашему руководству неизвестно решительно ничего, сегодняшнее письмо стало полной неожиданностью для всех в институте.

Официальных разъяснений по поводу произошедшего мы пока не получили. Надеемся, что они поступят ко вторнику. Дело серьёзное, так что постараюсь отписываться максимально оперативно.

Настроение боевое. Все коллеги, с кем мне удалось вчера пообщаться, намерены бороться до конца. Если этим господам так уж неймётся заполучить здание — пусть сначала предложат нам новое помещение, дадут возможность предварительно его осмотреть, оплатят переезд и приготовятся к тому, что выполнение госзадания в этом случае неизбежно будет сорвано, причём отнюдь не по нашей вине. Хотя, если по уму, то оптимальным решением в сложившейся ситуации было бы предоставить нам здание на Кржижановского целиком и оставить нас в покое до тех пор, пока не построят новое здание на месте сгоревшего. У нас есть другие помещения, но разместить там даже администрацию нереально. Если нас выселят просто на улицу, это будет означать фактическую ликвидацию института. То же самое — если нас будут сливать с ВИНИТИ. Так что терять нам, в сущности, уже нечего.

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Впишите пропущенное число / Put in the missing number: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.