Ещё раз о новом здании для ИНИОНа

Расширенный и дополненный вариант моего текста про архитектурный конкурс на лучший эскизный проект нового здания для ИНИОНа опубликовали в газете «Троицкий вариант».

Сайт газеты: http://trv-science.ru/.

Текст статьи — здесь 😉

Презентация проектов нового здания ИНИОНа

В минувшую пятницу в Архитектурном музее имени Щусева прошла презентация архитектурных проектов нового здания ИНИОНа. Мероприятие вышло по-своему забавным, но в той же степени и бестолковым: вроде бы всё делается для нас, а мы вместо того, чтобы радоваться, какие-то претензии высказываем. Проблема в том, что ФАНО уже по меньшей мере полгода решает вопрос о нашем новом здании по принципу «для народа, но без народа». Достаточно сказать, что о подписании госконтракта на проектирование нового здания мы узнали случайно в середине июля («мы» — это весь институт, включая руководство). Подписан этот госконтракт был 1 июля, тендер проводили в конце июня — как раз в те дни, когда у нас в очередной раз меняли руководство. «Выиграла» тендер компания «Гипрокон» — та самая, которая перед этим «выиграла» и предыдущий тендер весной, только в тот раз конкурс был признан не состоявшимся из-за нарушений при его проведении. Надо полагать, что в июле нарушений не обнаружилось. Техзадание на новое здание, соответственно, тоже составляли в ФАНО без нашего участия, и результат оказался соответствующим. Площадь книгохранилища предлагается уменьшить в три раза по сравнению с тем, как было до пожара (это давний бзик ФАНО: раз есть компьютеры, значит, книги больше не нужны), что категорически неприемлемо, поскольку мы и в прежнем хранилище едва помещались; пожар не столько снял эту проблему, сколько отодвинул её на более поздний срок. Зато в техзадании предусмотрено оборудование «дата-центра» (что за данные там предполагается хранить — неизвестно), телестудии для производства научно-популярных фильмов и т. д. Свои замечания по этому ТЗ мы высказывали фаношникам ещё в мае, они обещали их учесть и, как теперь ясно, действительно учли, но весьма своеобразным способом: провели повторный тендер втихую и фактически втайне от нас, но в новом тексте техзадания, который в итоге и был включён в текст госконтракта, все наши требования благополучно проигнорировали. В рамках этого госконтракта и был объявлен нынешний конкурс на лучшее архитектурное решение.

В пятницу мы наблюдали результаты такого подхода. Всего было представлено четырнадцать проектов, из них семь подготовлены непосредственно в «Гипроконе»; организаторы ссылались на какое-то правило, по которому генеральный проектировщик должен представить столько же вариантов архитектурного решения, сколько поступит и от независимых архитекторов. Причём было видно, что рабочих вариантов из всех семи — не больше двух. Остальные просто не были так детально проработаны, похоже, что их делали исключительно для ровного счёта. Можно также с большой степенью вероятности предположить, какой из двух «рабочих» вариантов будут проталкивать в дальнейшем — номер 1602; на стенде была использована картинка, которую нам показывали по другому совсем поводу ещё в январе. Из этого, кстати, следует, что «Гипрокон» на самом деле занимался нашим зданием уже зимой, за несколько месяцев до первого тендера, когда даже техзадание ещё не было официально обнародовано.

По качеству все семь гипроконовских проектов — в равной степени слабые. Видно, что проектировщики опирались в основном на техзадание (заведомо неадекватное) и какие-то общие нормативы, притом что сами они весьма отдалённо представляют себе, как работает научный институт социально-гуманитарного профиля. В результате, как они ни старались, на выходе всё равно получается чисто умозрительное решение, которое с нашими потребностями не согласуется абсолютно: книгохранилище маленькое, зато есть подземная автостоянка, уже упоминавшийся «дата-центр», «пункт приёма книг» (по размеру сопоставимый с хранилищем), «общественные зоны» для выполнения «общественной функции» (в чём она состоит — неизвестно) и рекреации с пуфиками, так что проект в целом (каждый из семи) вызывает скорее ассоциации с торгово-развлекательным центром, а не с научной библиотекой. Постоянно звучало слово «лаборатории», то есть научный институт для проектировщиков — это что-то совсем абстрактное и ассоциируется в большей степени с естественными науками.

Из остальных семи проектов три больше похожи на студенческие работы; в содержательном плане они, к сожалению, не намного лучше гипроконовских. Более или менее интересных проекта тоже три. Один разработал Александр Кожевников (проект 1606), который попытался восстановить здание Белопольского максимально близко к оригиналу, но по современной технологии и с частичной перепланировкой внутренних помещений. В его разработке сохраняются прежние размеры книгохранилища; более того, предлагается оборудовать ещё один отсек книгохранилища в подвале и добавить несколько подземных этажей под двором, тоже в основном для книгохранилища. От «надземной» второй очереди он отказался, мотивируя это тем, что здание уже несколько десятков лет простояло именно в Г-образном исполнении и именно в таком виде стало всем привычным. В целом проект интересный, хотя и нуждается в доработке; проблема в том, что это всё-таки в большей степени консервация того, что было, чем проект «на вырост».

Ещё один интересный проект поступил от ГИПРОНИИ РАН (номер 1608) и, что характерно, даже не был официально выдвинут на конкурс, поскольку в корне противоречит техзаданию: авторы предложили увеличить размеры здания примерно раза в два. Проект, однако, получился довольно сырой, с эстетической точки зрения предложенное решение вызывает сомнения, да и непонятно, что нам делать с теми дополнительными помещениями, которые мы получим (и кого туда «подселит» ФАНО). Похоже, что этот вариант привлекателен только размерами здания, размерами хранилища (22 тысячи квадратных метров) и тем, что авторские права на него предложено передать ИНИОНу.

Ещё два проекта предложил Азамат Тахтаров, один из них (номер 1605) интересен с точки зрения эстетики и содержит элемент на вырост: предусмотрен второй этап строительства. Но план внутренних помещений, насколько я понимаю, у него подробно не проработан, то есть этот вариант может быть приемлемым лишь в том случае, если удастся разместить внутри хранилище нужного размера не в ущерб всем остальным помещениям.

Подведение итогов архитектурного конкурса обещано через неделю, а с 10 по 15 августа там же, в Музее архитектуры, будет проходить выставка конкурсных работ. Обещают также выложить их на сайте конкурса http://www.konkurs-inion.com/. Желающие могут посмотреть и оставить свои отзывы. Не уверен, повлияют ли эти отзывы на итоги конкурса, но чем чёрт не шутит 😉

ФОТОГРАФИИ: Встреча друзей ИНИОНа

30 января исполнился год со дня пожара в ИНИОНе, время летит быстро. Мы по этому поводу решили устроить «встречу друзей», пригласив наших волонтёров, спонсоров, тех, кто дарил нам компьютеры, библиотекарей — у них сейчас редко бывает возможность пообщаться с сотрудниками научных отделов. Народу пришло не очень много, но получилось вроде неплохо:

Эти книги — из тех, что чудом выжили в самом очаге пожара на третьем этаже. Мы думали, что там погибло всё без остатка, но ошиблись: когда рабочие начали сбрасывать вниз обломки и пепел, вместе с ними посыпались и книги. Вечерами, когда рабочие уходили, волонтёры с лопатами перекапывали эти кучи пепла и извлекали то, что уцелело. Очень жалею, что мне самому удалось в этом поучаствовать всего два раза. Это был последний этап нашей совместной работы, именно после этого нам запретили использовать волонтёров. Сейчас спасённые книги вывезены на хладокомбинаты, но те, которые намокли несильно, наши библиотекари понемногу забирают обратно и высушивают. Для просушки остальных нужно специальное оборудование, деньги обещают выделить в этом году 🙂

Чудеса случаются, фотография одного из них — перед вами; эта обгоревшая страница стала символом всей встречи. Кирпич из слипшейся горелой бумаги, подобранный сотрудницей нашей библиотеки, раскрылся на единственном уцелевшем развороте. Как оказалось — на словах «В пламени несгоревших…»

Народ начинает собираться…

Народ начинает собираться…

Читать дальше ‘ФОТОГРАФИИ: Встреча друзей ИНИОНа’ »

Из ИНИОНа вывезли сухие книги

Начало этой недели ушло в основном на написание очередных рефератов, поэтому опять пишу с задержкой. Сухие книги из ИНИОНа наконец-то вывезли. В упаковке оставшихся газет я поучаствовал в субботу, в воскресенье, уже без меня, последние газеты были упакованы, в понедельник их увезли. Спасибо многочисленным добровольцам — без них мы бы за три недели не управились. Ещё одно спасибо нашему спонсору, фамилии которого я, к сожалению, не знаю и который за свой счёт покупал нам коробки, мешки, скотч, одежду и воду для волонтёров и т. д. Выбить такие деньги из ФАНО было бы непросто.

На данный момент сухой фонд почти целиком хранится в Люберцах, нам там выделили один из корпусов в промзоне производственно-издательского комбината ВИНИТИ и вроде бы собираются выделить ещё один. Завтра поедем туда распаковывать газеты для просушки (их нельзя хранить в полиэтиленовых мешках). Читательский каталог тоже вывозится в Люберцы, он практически не пострадал. Служебный каталог надо сушить, но сейчас к нему не подобраться, надо сначала завершить разбор завалов. Намокшие книги вывозятся на хладокомбинат в Котельниках, неподалёку от Люберец. Поскольку книги в сыром виде довольно тяжёлые, на вывозе пока задействованы только профессиональные грузчики с соответствующей мускулатурой 😉 К сожалению, из-за этого мокрый фонд, по крайней мере, до сих пор вывозился значительно медленнее, чем сухой, хотя лучше было бы наоборот. Посмотрим, что будет дальше. В феврале неотапливаемое здание работало как своеобразный импровизированный холодильник, но теперь на улице теплеет, и это не может не беспокоить.

Новости ИНИОНа: вывоз книг и не только

Пришлось на этой неделе сделать небольшую паузу с сайтом, а между тем события в ИНИОНе и вокруг него вот уже несколько дней развиваются просто-таки стремительно. Ещё в прошлый четверг мы наконец-то вытащили книги и документы из кабинета нашего завотделом, который находился на втором этаже и от огня не пострадал. Поскольку склад с тиражами, по сведениям, сгорел, бумажные экземпляры многих публикаций отдела сохранились только в этом кабинете.

Заодно удалось пройтись по первому и частично по второму этажам в пострадавшей части здания. Вид удручающий. Кругом грязь, воняет палёным, потолки наполовину осыпались, под ногами замёрзшие потоки воды, обрывки полусгоревших страниц и затвердевшая однородная серая масса — то ли остатки пены, то ли каша из размокшей бумаги. В некоторые помещения заходить попросту опасно для жизни — слишком много всего висит над головой неизвестно на чём. Сквозь дыру в стене на первом этаже видна сгоревшая часть хранилища — в полном соответствии с законом подлости на первом и втором этажах горело в основном именно оно.

В тот же день стало известно, что нам наконец-то предоставили здание Сельхозакадемии на улице Кржижановского, со следующей (то есть, теперь уже с нынешней) недели начинаем туда переезжать. Говорят, что там ещё конь не валялся, но в любом случае это лучше, чем ничего.

Между тем на фоне продолжающейся травли Пивоварова (директор ИНИОНа) в «патриотической» прессе и в Госдуре (до сих пор гадаем, к чему бы это) господа из ФАНО, судя по всему, на минувшей неделе оправились от первого испуга (увы, раньше, чем мы надеялись), развернулись на 180 градусов и перешли в решительное контрнаступление по всему фронту с применением авиации и танков. Всё в тот же четверг в «Независимой газете» процитировали заявление главы ФАНО Михаила Котюкова о том, что «вся полнота ответственности за ликвидацию последствий лежит на руководстве ИНИОН». Спасение утопающих снова стало делом рук самих утопающих? Дополнительного финансирования на эту самую ликвидацию последствий пожара институт, кстати, не получает до сих пор, мебель и компьютеры для нового здания на Кржижановского покупать не на что. Хотят, чтобы мы скинулись из собственной зарплаты?

Неделей раньше министр Ливанов в интервью «Газете.Ru» фактически заявил, что пожар в ИНИОНе наглядно иллюстрирует, как плохо учёные распоряжались собственным имуществом, и доказывает, что реформа РАН (по словам Ливанова — ни много, ни мало «главное событие в нашей науке за последние 20 лет») была правильной и своевременной. О своей собственной «эффективности» эти господа, понятное дело, предпочитают не вспоминать, хотя едва ли не половину финансирования за прошлый год тот же ИНИОН (и не он один) получил лишь осенью. Где эти деньги пропадали бо́льшую часть года и кому достались дивиденды — остаётся лишь догадываться.

Дальше — больше. После заседания дирекции в воскресенье (!) выяснилось, во-первых, что переезд на Кржижановского и одновременно срочный вывоз книг (который нам до сих пор просто не давали производить иначе как небольшими партиями, поскольку в здании продолжали работать следователи) придётся начинать уже на нынешней неделе. Мотивация: ФАНО требует освободить старое здание в кратчайшие сроки. Похоже, его всё-таки решили сносить. Грустно, но, к сожалению, предсказуемо.

Во-вторых, выяснилось, что от руководства института теперь требуют работать без выходных, а в здании на Кржижановского уже побывали проверяющие из ФАНО и были крайне недовольны, не обнаружив там наших сотрудников. Не хочется комментировать, но придётся. Я не против посидеть целый рабочий день на полу в пустой комнате с книжкой и ноутбуком без Интернета, но при одном условии: если в ближайшие выходные эти господа из ФАНО будут вместе с нами вытаскивать книги из нашего хранилища. Боюсь только, что им это слабо.

Но и это ещё не всё. В понедельник (какой-никакой, но праздничный день, на минуточку) во второй половине дня прошла срочная информация, что вывоз первой крупной партии книг (параллельно с переездом на Кржижановского) намечен уже на раннее утро вторника, требуется помощь добровольцев. Мотивация: ФАНО, вместо того чтобы выделить, наконец, деньги, угрожает репрессиями руководству института, если работа не будет начата немедленно. Вывоз сухого фонда действительно начался во вторник, работали в две смены, за эти дни первые несколько сотен коробок удалось вывезти. Добровольцы, по счастью, нашлись вроде в достаточном количестве, без них работа шла бы гораздо медленнее. Со следующей недели планируем работать уже в три смены, с раннего утра до позднего вечера, в том числе по субботам; библиотекари надеется, что при таком графике и достаточном количестве волонтёров сухой фонд удастся вывезти недели за две. Пока книги перевозят на склад ВИНИТИ в Люберцах, но не знаю, на какую часть фонда его хватит.

С мокрым фондом ситуация хуже. По объёму он по меньшей мере в два раза превышает сухой, а допускать к нему добровольцев библиотекари пока не готовы — слишком большая осторожность требуется в обращении с книгами в таком состоянии. Куда и как вывозить их на заморозку, где потом сушить и главное — на какие деньги, до конца не ясно до сих пор. Подрядчика с необходимым оборудованием, специалистами и опытом работы вроде нашли, но цена вопроса измеряется десятками миллионов рублей, которых у нас пока нет даже в первом приближении. На этой неделе небольшое количество книг вывезли на хладокомбинат в Котельниках, который согласился принять их без предоплаты, но полностью это проблему, разумеется, не решает.

Не обошлось без приключений. Во вторник-среду в числе добровольцев оказались по крайней мере четверо журналистов «под прикрытием», использовавших эту возможность, чтобы пробраться в оцепленное здание ИНИОНа и поискать там что-нибудь сенсационное. Двое работали в среду в одну смену со мной. Работали вроде вполне добросовестно, но истинную их профессию мы узнали лишь на следующий день, когда увидели репортажи на телеканале «360 градусов» и в журнале «Собеседник». Девушка из «Собеседника» настроена не слишком доброжелательно и слова мои переврала безбожно, но явных наездов на институт в статье не просматривается, так что причиной ляпов был, по-видимому, всё-таки не злой умысел, а банальное незнание темы, плюс невозможность переспросить, когда что-то непонятно, поскольку для этого ей пришлось бы раскрыть своё инкогнито. Репортаж на «360 градусов», напротив, скорее сочувственный, но осадок остался: как-никак, ИНИОН — всё-таки не мафия и не фашистское подполье, а учреждение вполне себе культурное, порядочному журналисту в таком месте работать инкогнито — мягко говоря, не комильфо, да и репортажи от этого только проигрывают. Не ручаюсь за своих коллег, тем более что подобные истории неприязнь к журналистам не ослабляют, а наоборот, ещё больше разогревают, но я сам не отказался бы от разговора с человеком, который добросовестно проработает вместе со мной целую смену в хранилище, даже если он(а) заранее предупредит меня, что он(а) из прессы. Но с профессиональной этикой в «четвёртой власти» нынче худо ;-(

Кто хочет поучаствовать в выносе книг — звоните-пишите мне или Зое Юрьевне Метлицкой (+7 926-791-2781), она непосредственно занимается координацией волонтёров. Организационная информация публикуется также в специальной группе на «Фейсбуке».

Президиум РАН в ситуацию пока не вмешивается. Что там думают по поводу всего происходящего — неизвестно.

Причины пожара тоже до сих пор неизвестны. Основные версии — те же три, что и раньше…

Пожар в ИНИОНе: спустя две недели

На этой неделе наконец-то появились хорошие новости. Первая и самая главная: начали вывозить книги. Поскольку в здании до сих пор работают следователи и внутрь почти никого не пускают, вынос книг приходится производить небольшими партиями с привлечением ограниченного числа сотрудников. Надеемся, что со временем темпы этой работы удастся ускорить. Заключены договоры с несколькими хладокомбинатами на заморозку книг, наиболее сильно пострадавших от воды, ФАНО одобрило закупку сублимационной машины для последующей просушки этих книг. Те книги, которые намокли не сильно, будут сушиться в специально выделенных помещениях со специальным температурно-влажностным режимом. Одна из девяти секций хранилища — современные журналы — не пострадала совсем.

В здании института в некоторые помещения дали свет и тепло. Заработала типография, в скором времени, вероятно, заработает и издательский отдел. На правительственном уровне принято принципиальное решение здание не сносить, но пока без подробностей. Начался разбор завалов вокруг восточного крыла, ожидается, что в ближайшее время начнут убирать и обломки рухнувшей крыши с третьего этажа. Уцелевшее западное крыло собираются изолировать от разрушенной части восточного, отремонтировать и снова задействовать.

Деревья с третьего этажа, которые нам удалось вывезти в прошлую среду, сейчас на передержке в оранжерее ВДНХ. Пока все живы, но, к сожалению, в разном состоянии. Надеемся, что их удастся спасти.

Причины пожара по-прежнему не ясны. Основные версии всё те же: проводка, поджог, шальная петарда. Пока не разберут завалы на третьем этаже, выяснить что-либо определённое вряд ли удастся.

Теперь о грустном. По только что опубликованным подсчётам, утрачено около половины книг, хранившихся в здании. Общий фонд библиотеки ИНИОНа перед пожаром составлял около 14 миллионов 700 тысяч экземпляров, но в это число входят 3 миллиона 700 тысяч книг, хранившихся в отделениях ИНИОНа при других институтах РАН, а также большое количество книг, которые уже несколько лет назад были подготовлены для передачи в Институт мировой литературы, но которые этот институт так и не смог у нас забрать. Часть этих книг лежала штабелями на третьем этаже и, соответственно, была полностью уничтожена бушевавшим там огнём. Ещё 800 тысяч книг до сих пор лежат в ангаре во дворе ИНИОНа. Итого в здании института хранились где-то 10 миллионов 200 тысяч книг. Сгорели 5 миллионов 400 тысяч — подсобные фонды читальных залов, книги, отложенные для ИМЛИ, и часть хранилища. Из них 1 миллион 100 тысяч — это обязательные экземпляры книг на русском языке, изданных после 1945 года; они есть и в других библиотеках. Ещё 800 тысяч книг имеются в филиалах библиотеки ИНИОНа. 1 миллион 200 тысяч — устаревшие и дублетные экземпляры, которые ещё до пожара предполагалось  списать, по крайней мере частично: библиотека рассчитана всего на 7 миллионов единиц хранения, у нас просто не было иного способа освободить площади под новые книги. Итого безвозвратных потерь — 2 миллиона 300 тысяч книг. Горько и больно…

Уцелели 4 миллиона 800 тысяч книг. Замораживать придётся почти 3 миллиона, сколько времени займёт их последующее восстановление — можно лишь догадываться. Из остальных больше половины (почти миллион) — в удовлетворительном состоянии, в их числе наиболее ценные — фонд редкой книги и Готская библиотека, вывезенная в СССР после Второй мировой войны. По счастью, они находились на первом этаже. Другую половину (890 тысяч) составляют устаревшие и дублетные экземпляры, которые в любом случае предполагалось списывать.

С этой недели мы начинаем сбор средств на восстановление ИНИОНа. Пожертвования можно перевести на счёт института:

ИНН 7727083108   КПП 772701001
УФК по г. Москве (ИНИОН РАН л/ч 20736Ч18270)
Отделение 1 Главного управления Центрального банка Российской Федерации по Центральному федеральному округу г. Москвы Отделение 1 Москва
р/с 40501810600002000079             КБК 00000000000000000180
БИК 044583001

Убедительная просьба в графе «Назначение платежа» указывать «Добровольное пожертвование для восстановления ИНИОН РАН», чтобы у контролирующих органов не возникало вопросов. Это можно сделать как при переводе по квитанции, так и при переводе через интернет-банк. Даже небольшие деньги не бывают лишними. Не все расходы укладываются в существующие инструкции. Просто невозможно оплатить из бюджетных средств, скажем, аренду грузовиков для перевозки книг, если из документов следует, что грузовики имеются на автобазе РАН. Не важно, что на самом деле никаких грузовиков там нет. Добровольные пожертвования — один из источников, позволяющих решать такого рода проблемы.

Желающие поучаствовать в спасении деревьев могут также перевести деньги на счёт нашего профкома:

МОО-ППО ИНИОН РАН
Адрес: 117997 г. Москва, Нахимовский просп. 51/21
ИНН 7727091275 КПП 772701001
р/с 40703810538030100299
ОАО «СБЕРБАНК РОССИИ» г. Москва
кор. сч. 30101810400000000225
БИК 044525225

Опять же, просьба в назначении платежа указывать «Добровольное пожертвование на передержку растений».

Что поделаешь — будем жить дальше. Жалко только книги, да время и силы, потраченные на их собирание и обработку. Это была одна из лучших библиотек Союза, и даже в последние годы она оставалась одной из лучших библиотек России. Когда в стране начинают гореть библиотеки — это недобрый знак…

Экспертное заключение о мерах по спасению библиотеки ИНИОНа

На сайте ИНИОНа опубликовано заключение экспертного совета института по обеспечению сохранности и восстановления библиотечного фонда от 6 февраля с перечислением необходимых мер для спасения пострадавших книг. Первый шаг к восстановлению библиотеки, таким образом, наконец-то сделан, но, к сожалению, не более того. Конкретных планов работ по-прежнему нет, как нет и сколько-нибудь определённой информации о том, насколько сильно пострадало книгохранилище. Ждём, что будет дальше…

Новый год деревьев в сгоревшем ИНИОНе

Еврейский праздник Ту би-Шват (он же Новый год деревьев), который в этом году выпал на 4 февраля, мне пришлось отмечать на работе. Часть вечнозелёных обитателей третьего этажа пережили пожар, бросить их погибать от холода было бы обидно. Появилась идея вывезти уцелевшие деревья на «временное проживание» в оранжерею на севере Москвы, что мы и проделали в среду вечером. «Мы» — это несколько сотрудников института (почти все — из отдела истории, что особенно приятно 😉 ), аспирантов и просто сочувствующих коллег-знакомых, вызвавшихся нам помогать. Попотеть пришлось изрядно (помёрзнуть, впрочем, тоже — температура в здании ненамного выше, чем на улице), но зато есть надежда, что по крайней мере часть эвакуированной нами растительности очухается и выживет. Цветоводы в четверг сообщили, что беспокойство пока вызывают только двое «беженцев».

Деревья для ИНИОНа — актив не профильный, но на тот момент это было, к сожалению, самое большее, что мы могли сделать для родного института. Какой именно ущерб понесло книгохранилище, доподлинно не известно до сих пор. Похоже, что сколько-нибудь точные данные появятся лишь на следующей неделе.

Вид внутри здания, особенно поздно вечером, довольно-таки постапокалиптический, недаром кто-то уже сравнивал это зрелище с Чернобылем. Темно, холодно, лёд на полу, пар изо рта. На третьем этаже на выходе из холла перед большим конференц-залом в зал каталогов, уже ничем не отделённый от разрушенной части здания, резко ощущается перепад температуры, как будто выходишь в открытый космос. Пыль, копоть, осколки плафонов от ламп дневного света шуршат под ногами. В полу — дыры, через которые заливали воду в книгохранилище; приходится постоянно светить под ноги фонариком, чтобы не навернуться. Сверху падают снежинки. На месте восточной половины третьего этажа — гора обломков до уровня потолка, а потолок у нас на третьем этаже высокий. На обломках — нетронутый снег; разбор завалов, похоже, ещё не начинался. Сквозь дырки в полу видны стеллажи в книгохранилище. Посветили фонариком — пустые полки. Посветили с другой стороны — аккуратные ряды книг; в каком они состоянии — с расстояния, да ещё в темноте, понять невозможно; видно только, что всё в пыли.

Обстановка в целом понемногу проясняется, хотя и медленнее, чем хотелось бы. Если не считать книгохранилища (с которым, как уже говорилось, непонятно), то горел, похоже, только третий этаж и совсем немного — второй; первый пережил только потоп. Бухгалтерскую документацию и часть документов отдела кадров уже вынесли. Работу издательского отдела и типографии (равно как и буфета 🙂 ) начальство надеется в ближайшее время возобновить. Большой конференц-зал цел. Читательский карточный каталог не только не пострадал, но даже не намок. Служебного я не видел, но как говорят, он тоже уцелел, хотя и нуждается в просушке: в отличие от читательского, он хранится не в металлических шкафах, а в деревянных, которые теперь разбухли от влаги так, что ящики не выдвигаются. В общем читальном зале книги целы, но нуждаются в просушке; та же ситуация, по-видимому, и в секторе предметного анализа информационных материалов, где тоже находилось довольно много книг. Германский исторический институт почти не пострадал; книги, во всяком случае, целы, но покрыты копотью и тоже нуждаются в просушке. Большое везение, ведь их библиотека была практически на переднем крае обороны. Российско-французский центр, как я понимаю, тоже уцелел.

Наш отдел истории под завалом. Обидно — гора обломков начинается буквально в паре метров от того места, где раньше была наша дверь. Добрался ли туда огонь или только рухнула крыша — пока неизвестно.

Причины пожара по-прежнему неясны, но эксперты вроде уже работают. Народ особенно активно обсуждает три версии: электропроводка, поджог, шальная петарда. Пока это всё — не более чем догадки.

Воду из подвала откачали только вчера. Как говорят, в понедельник и во вторник её пытались перекачивать в высохший бассейн перед главным входом, но оттуда она начала сочиться обратно в подвал, пришлось искать более радикальное решение.

Компьютеры вроде пытаются привести в чувство, но перспективы туманные. Древний «Хьюлет-Паккард», на котором работал электронный каталог, по сведениям, дошедшим через третьи руки, от огня не пострадал, но принял продолжительный «душ». Удастся ли его теперь реанимировать — к сожалению, большой вопрос. Сайт института в среду запустили снова в Институте социологии. Восстанавливали, похоже, из довольно старой резервной копии, но на главной странице есть ссылка на web.archive.org, где доступна почти полная копия сайта по состоянию на 28 января.

Здание по-прежнему оцеплено полицией, внутри дежурят охранники. Затея с дежурствами сотрудников, похоже, заглохла, но необходимости в этом пока особой и нет.

Временное помещение для администрации предоставил Центральный экономико-математический институт, помещение для учёного совета — Институт мировой экономики и международных отношений. Обсуждается вопрос о создании нашего «угла» в здании Центральной научной медицинской библиотеки, а также о передаче ИНИОНу пустующего здания на улице Кржижановского (всё — по соседству). Вновь поступающая литература, как ожидается, будет обрабатываться в Институте мировой литературы и храниться в филиалах библиотеки ИНИОНа, функционирующих в других институтах РАН, с пометкой об обязательном возвращении в ИНИОН, когда он будет восстановлен.

В среду вечером, когда мы вывозили деревья, на участке появились машины «Мосводоканала» и «Московской объединённой энергетической компании». Похоже, здание всё-таки надеются восстановить. Буквально вчера сотрудников предупредили, что на следующей неделе, вероятно, начнём выносить книги. Похоже, всё или почти всё, что уцелело, придётся замораживать и потом сушить. Будем надеяться на лучшее 🙂

Пожар в ИНИОНе потушен

Продолжаю свои попытки собрать воедино поступающую информацию. Похоже, на данный момент пожар в основном погасили, дым из здания почти не идёт. Воду откачали. Пожарники, по-видимому, ещё останутся разбирать завалы, но вроде уже начали работать эксперты. С причинами пожара до сих пор непонятно, версий много, толку мало.

Дым из внутренних помещений отсосали, но пройти можно не везде, здание ещё не остыло. С большой вероятностью уцелели издательский отдел с типографией, бухгалтерия и плановый отдел, буфет ;-), Германский исторический институт и франко-российский центр, карточные каталоги библиотеки — читательский и служебный. С небольшой вероятностью — также отдел кадров и дирекция. Сгорели научные отделы и специализированные читальные залы с подсобными фондами — они-то и обеспечили основную «пищу» для огня. Неясно, что стало с серверами, включая антикварный «Хьюлет-Паккард», на котором крутился электронный каталог и на который была завязана вся инфраструктура библиотеки. Также неясно, пострадало ли основное хранение и насколько сильно. Сотрудники переведены на дистанционный режим работы с сохранением зарплаты, реферативную работу решено продолжить в прежнем ритме. На этой неделе планируется усилить охрану здания и вдобавок организовать патрулирование территории добровольцами из числа сотрудников и сочувствующих. О дальнейших перспективах говорить пока рано: потенциальных возможностей очень много, но очень хороший вопрос, удастся ли реализовать на практике хоть какие-то из них.

Медведев поручил Дворковичу «подготовить предложения по восстановлению библиотеки ИНИОН». Посмотрим, что из этого выйдет.

В Интернете запущен сбор подписей под петицией о необходимости сохранить институт. Присоединяйтесь! 🙂

Пожар в здании ИНИОНа

…начался вчера около десяти вечера. Насколько я понимаю, тушение ещё продолжается, устраняют последние мелкие очаги возгорания. Пострадавших нет, на момент начала пожара в здании оставались лишь охранники. Есть даже надежда, что книгохранилище уцелело, хотя в каком оно сейчас состоянии, можно лишь догадываться. На этом обнадёживающие новости заканчиваются. Выгорела по меньшей мере половина третьего этажа, крыша обрушилась. Второй этаж тоже горел, не уверен насчёт первого. Возгорание началось с третьего этажа. Пожарники грешат на электропроводку, что, с одной стороны, вполне может оказаться правдой — здание уже давно было в аварийном состоянии. С другой стороны, в это время в этой части здания вся нагрузка, по идее, должна была быть уже отключена; сервера у нас стояли в другом месте. В новостях проскочило, что пожар начался в помещениях, сданных в аренду, — это не так. В том крыле арендаторов не было. Других подробностей пока нет, буду добавлять по ходу дела. Чем всё это нам грозит — пока не ясно. Здание для работы больше не пригодно, да и восстановлению, боюсь, уже не подлежит. Что будет дальше — во многом зависит от того, в каком направлении заработают мозги у ФАНО и прочей «вертикали власти». Мысли в голову лезут, увы, невесёлые.

Хорошая подборка фотографий есть здесь: http://www.kommersant.ru/gallery/2658662#id=1113827.

Зарплата пришла ровно в полночь, в самый разгар пожара. Нарочно не придумаешь…

Дополнение. По сведениям, поступившим от коллег, в середине дня здание ещё продолжали заливать водой, а попасть внутрь было невозможно из-за задымления. Судьба книгохранилища (14 миллионов томов), соответственно, остаётся неизвестной. Половина третьего этажа разрушена, но есть надежда, что Германский исторический институт уцелел по крайней мере частично. Ждём, что скажет ФАНО.

Пора идти спать. До завтрашнего вечера всё равно ничего определённого не появится. Здание по-прежнему в дыму, сегодня вечером, по-видимому, ещё сохранялись очаги возгорания. По-прежнему есть опасения, что огонь всё-таки добрался до основного хранилища. Есть надежда, что издательский отдел и типография уцелели. Организационные вопросы решаются, но говорить о чём-либо с определённостью пока рано. Постараюсь отписаться завтра-послезавтра. Надеюсь, к этому времени что-нибудь прояснится.

1 февраля. Информация продолжает поступать. Несмотря на вчерашние заявления МЧС о том, что пожар потушен, пожарные расчёты всё ещё работают. Из здания по-прежнему идёт дым, но огня не видно. Предположительно уцелели Германский исторический институт, российско-французский центр, административные подразделения в западном крыле, издательский отдел, типография, читательский каталог. Говорят, что основное хранение тоже уцелело, но над зданием по-прежнему два столба дыма, один из них — в очень неподходящем месте. Точно сгорели специализированные читальные залы с подсобными фондами, научные отделы. Серверы, похоже, тоже погибли. В институте создан чрезвычайный штаб во главе с директором Ю. С. Пивоваровым, решаются вопросы о дальнейшей организации труда сотрудников, ликвидации последствий пожара, новых помещениях и т. д. О ликвидации института разговора пока нет. В «Фейсбуке» создана группа помощи ИНИОНу, решается вопрос о создании общественного совета помощи. О конкретных мероприятиях по спасению уцелевшего имущества говорить пока рано — дожидаемся, пока окончательно погасят огонь и откачают дым.