К 75-летию окончания Сталинградской битвы: пара непатриотических мыслей

В летне-осеннюю кампанию 1942 года, также известную как операция «Блау», войска гитлеровской Германии и её союзников наступали по двум основным направлениям. Главный удар наносила группа армий «А» в направлении Кавказа, где в то время добывалась основная часть советской нефти, с целью оставить Красную армию без горючего. Севернее группа армий «Б» наносила вспомогательный удар в направлении Сталинграда с целью прервать транспортное сообщение по Волге, поскольку именно Волга являлась основной транспортной артерией, по которой бакинская нефть перевозилась на перегонные заводы в европейской части СССР. Это следует подчеркнуть: вопреки распространённому заблуждению, удар на Сталинград был вспомогательным, а не главным, и потеря Сталинграда не была фатальной для Советского Союза. В случае выхода немцев к Волге для транспортировки бакинской нефти можно было использовать реку Урал. Вопреки ещё одному распространённому заблуждению, со своей задачей войска группы армий «Б» успешно справились. Немецкие танки вышли к Волге уже 23 августа 1942 года севернее Сталинграда, в самом начале боёв за город. Транспортное сообщение по Волге было перерезано до самой весны 1943 года; на протяжении нескольких месяцев баржи с кавказской нефтью действительно буксировались по Уралу.

На данном этапе наиболее резонным решением для советского командования было бы оставить Сталинград, занять прочную оборону на восточном берегу Волги, чтобы не допустить прорыва немцев к Уралу, высвободить таким образом часть сил и перебросить их южнее, где немцы отчаянно рвались к Кавказу, где в тот момент действительно решалась судьба не только СССР, но и всей антигитлеровской коалиции и конечный результат этих боёв был ещё далеко не очевиден. Это же справедливо и для германского командования: для него тоже рациональнее всего было бы перейти на сталинградском участке к обороне, чтобы своевременно подготовить здесь достаточно мощные укреплённые позиции, прикрыв тем самым фланг и тыл своей кавказской группировки от возможного советского контрудара, и перебросить высвободившиеся таким образом силы в состав группы армий «А», поскольку захват Кавказа с выходом к границам Ближнего Востока был не только смертельно опасен для СССР, но и жизненно важен для Рейха в условиях перехода войны в затяжную фазу. В действительности, как мы знаем, обе стороны поступили с точностью до наоборот. Поэтому всё, что происходило в Сталинграде с конца августа и вплоть до 19 ноября 1942 года, когда началось советское контрнаступление, без преувеличения можно назвать едва ли не самой бессмысленной мясорубкой в истории не только Восточного фронта, но и всей Второй мировой войны в целом. Почти три месяца советские и германские войска вели тяжелейшие бои в почти полностью разрушенном городе, всё «исключительное стратегическое значение» которого заключалось лишь… в его названии. Переименовав в 1925 году Царицын в Сталинград, советские руководители, сами того в тот момент не подозревая, обрекли на мучительную смерть тысячи своих сограждан — не только военнослужащих, но и мирных горожан, которым запрещалось эвакуироваться на восток до тех пор, пока многие из них не погибли во время первой и самой страшной немецкой бомбёжки в августе, когда из разрушенных нефтебаков разлилась горящая нефть; позже, уже после войны, этот кошмар назовут «сталинградской Хиросимой».

Так сложилось, в силу географических особенностей региона и общего превосходства СССР и союзников в ресурсах, что наиболее губительной эта погоня за идеологическими химерами оказалась не для Красной армии, а для Вермахта. Измотанные многомесячным штурмом Сталинграда, немцы не сумели отразить советский контрудар, и в результате ряда успешных наступательных операций — «Уран», «Малый Сатурн», «Кольцо» — войска группы армий «Б» были полностью разгромлены, что имело катастрофические последствия для Германии. Вслед за сталинградским участком фронта посыпался и кавказский, поскольку вся группа армий «А» оказалась под угрозой окружения, так что победа под Сталинградом стала началом крупномасштабного советского контрнаступления, продолжавшегося до весны 1943 года, в результате которого германские войска были отброшены на сотни километров к западу. Гибель 6‑й армии Паулюса в сталинградском «котле» стала частью целой серии поражений стран Оси на различных театрах Второй мировой войны, в результате которых стратегическая инициатива на всех фронтах окончательно перешла к союзникам, так что крушение нацистского режима стало лишь делом времени.

К чему я всё это пишу? К тому, что если и стоит отмечать сегодня очередную годовщину тех событий, несмотря на то, что прошло уже столько лет, то было бы лучше не бить себя кулаком в грудь, рассуждая с умным видом о «самой чистой победе», не орать дурным голосом «Можем повторить!», размахивая георгиевской лентой, украденной у настоящих героев, а тихо и без помпы поздравить тех немногих уцелевших в том аду фронтовиков, кто ещё жив, сказать им лишний раз спасибо за то, что благодаря их усилиям и жертвам мы сами смогли появиться на свет, и так же тихо и без помпы помянуть тех, кого с нами уже нет, а ещё — те тысячи солдат и мирных жителей, которых 75 с лишним лет назад так тупо, бездарно, безумно и бессовестно угробили в сталинградском месиве. Угробили, повторюсь, безо всякой пользы для отечества и для победы…

  • 6
  • 1
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    8
    Shares

Перечитывая Библию

Лучше не скажешь (Исаия, глава 1): К чему Мне множество жертв ваших? говорит Господь. Я пресыщен всесожжениями овнов и туком откормленного скота, и крови тельцов и агнцев и козлов не хочу. Когда вы приходите являться пред лице Мое, кто требует от вас, чтобы вы топтали дворы Мои? Не носите больше даров тщетных: курение отвратительно для Меня; новомесячий и суббот, праздничных собраний не могу терпеть: беззаконие — и празднование! Новомесячия ваши и праздники ваши ненавидит душа Моя: они бремя для Меня; Мне тяжело нести их. И когда вы простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои; и когда вы умножаете моления ваши, Я не слышу: ваши руки полны крови. Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло; научитесь делать добро, ищите правды, спасайте угнетенного, защищайте сироту, вступайтесь за вдову. Тогда придите — и рассудим, говорит Господь.

По-моему, слово в слово наш родной «третий Рим»…

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

«Повинен смерти»?

Слишком часто в последнее время вспоминаю один и тот же сюжет. Традиционно считается, что казнь Христа была организована фарисеями, поскольку в Евангелиях именно они чаще всего выступают как Его оппоненты. На самом деле эта история, по-видимому, несколько сложнее: весьма вероятно, что истинными инициаторами суда и смертного приговора были не фарисеи, а саддукеи. Если это действительно так, то в привычном нам евангельском тексте проступают некоторые дополнительные смыслы, неочевидные, но по-своему любопытные.

Напомню вкратце, о чём (и о ком) идёт речь. Примерно во II веке до Рождества Христова в иудаизме выделились три основных течения. Ессеи вели отшельнический образ жизни вдали от городов и в общественных процессах участия не принимали. Фарисеи развивали традицию комментирования Торы, возводя её к самому Моисею, который, по их представлениям, получил от Бога на Синае не только письменный Закон, но и дополняющий его устный. Это позволяло адаптировать древние установления с их порой весьма суровыми формулировками к новым реалиям эпохи Второго Храма, которой были свойственны иные, чем ранее, условия жизни и новые представления о грехе, наказании и роли религиозных институтов в обществе. Фарисеями была заложена и традиция молитвы в синагоге — в противовес иерусалимскому Храму, контролировавшемуся саддукеями. Значительно позже, на рубеже II—III веков от Рождества Христова, после разрушения Храма и изгнания евреев из Эрец Исраэль, важнейшие положения устной Торы были записаны; так появилась Мишна, которая ещё позже составила основу Талмуда. Современный иудаизм, особенно ортодоксальный, таким образом, ведёт свою «родословную» именно от фарисеев. По этой же причине, кстати, мы хорошо знаем, в чём состояло их учение.

Саддукеи, напротив, настаивали на буквальном соблюдении письменной Торы (как ни странно, это не мешало им увлекаться эллинистической культурой, законами Моисея не предусмотренной). Помимо сугубо богословских соображений такая позиция была обусловлена и вполне прагматическими мотивами: саддукеями, среди прочих, были священники, воспринимавшие деятельность фарисеев как вызов своим прерогативам. В отличие от них, саддукеи не пользовались широкой популярностью в обществе, это было сугубо элитарное движение; к тому же в описываемый период строгое соблюдение всех требований письменного Закона было по средствам лишь достаточно состоятельным людям. Любопытно, что саддукеи настороженно относились не только к устной Торе, но и к книгам пророков, в которых обсуждались вопросы, не затронутые в Пятикнижии, и к тому же предрекалось пришествие Мессии, причём оговаривалось, что родом он будет из потомков царя Давида, а не Аарона-первосвященника; подобные идеи также воспринимались как посягательство на авторитет священнического сословия.

Разногласия между фарисеями и саддукеями охватывали достаточно широкий круг вопросов. Так, саддукеи в числе прочего отрицали даже бессмертие души и грядущее воскресение мёртвых, поскольку об этом не говорится в книгах Моисея. Не отвергая полностью идеи Божьего промысла, они тем не менее настаивали на абсолютной свободе воли и нераздельной ответственности каждого человека за свои поступки, успехи и неудачи — позиция, распространённая среди богатых. Фарисеи считали, что судьба человека в значительной степени предопределена Богом, хотя и не отрицали, что окончательный выбор между добром и злом человек делает сам.

Перечисленными обстоятельствами были обусловлены и разногласия по вопросу о смертной казни. Фарисеи, основываясь на сложном толковании положений письменного Закона, старались если не отменить её, то по крайней мере свести её применение к минимуму. Саддукеи, напротив, настаивали на дальнейшем применении смертной казни во всех случаях, когда это предписывается законами Моисея. Более того, такую встречающуюся в письменной Торе санкцию, как «истребление из народа», саддукеи также истолковывали именно как смертную казнь или, по меньшей мере, изгнание, тогда как фарисеи предполагали, что в данном случае речь идёт скорее о небесном возмездии.

Как видно в свете вышесказанного, у фарисеев было гораздо меньше оснований рассматривать поступки Иисуса как нечто предосудительное и тем более как преступление, заслуживающее смертной казни, нежели у саддукеев. К примеру, врачевание в субботу, вопреки распространённому заблуждению, является недопустимым лишь с точки зрения письменного Закона, если понимать его буквально, но не с точки зрения Закона устного. Интересно также, что саддукеи в проповедях Христа практически не упоминаются. Что касается фарисеев, то их Он критиковал за лицемерие, не полемизируя, однако, с их учением как таковым. Не потому ли Он ни разу не вспомнил о саддукеях, что именно с ними у Него не было вовсе ничего общего?

Имелись у саддукеев и возможности для того, чтобы отправить Иисуса на крест, поскольку именно они, с небольшими перерывами, контролировали Великий Синедрион (Санхедрин), функционировавший при иерусалимском Храме (справедливости ради следует, правда, отметить, что вопрос о том, какая из двух сект контролировала Синедрион во времена Христа, остаётся пока дискуссионным). Саддукеем был первосвященник Каиафа, как и его предшественник — первосвященник Анна. За несколько десятилетий, отделявших казнь Иисуса от Первой Иудейской войны, саддукеи, по некоторым данным, успели принять участие в преследовании римлянами первых христиан.

Что произошло дальше — хорошо известно. В 70 году от Рождества Христова, во время Иудейской войны, Иерусалим был взят римскими войсками, Храм разрушен. Влияние саддукеев после этого довольно быстро сошло на нет; в настоящее время устный Закон не признают лишь немногочисленные самаритяне и караимы. Фарисеи уцелели и, как уже говорилось выше, положили начало современному иудаизму. Уцелели и христиане. В последующие десятилетия новая религия, невзирая на репрессии, распространилась по всей Римской империи и, наконец, в 313 году была легализована императорами Лицинием и Константином.

Эту историю полезно время от времени вспоминать каждому, кто считает, что только он сам является носителем истины, а все несогласные с ним заслуживают если и не креста или тюрьмы, то уж во всяком случае адских мук. Попытавшись монополизировать своё право на истину и использовать для защиты этой монополии все средства государственного принуждения вплоть до Голгофы, саддукеи в конце концов казнили Невинного, Который, по мнению многих, как раз и был Истиной. Вряд ли, вынося Ему свой приговор, они догадывались, насколько мало времени оставила история им самим.

Современные саддукеи — их в последние годы немало развелось в нашей церкви — призна́ют ли они Спасителя, если им доведётся встретить Его? Не отправят ли они Его снова под суд за «экстремизм», «хулиганство», «оскорбление верующих»? А если они — не дай Бог, конечно — встретят Антихриста, устоят ли они перед его искушением? Уж он-то — ни секунды не сомневаюсь! — наверняка будет молиться в самом точном соответствии со всеми инструкциями…

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •