РЕФЕРАТ: Алентьева Т. В. Роль общественного мнения в канун Гражданской войны в США (1850—1861 годы)

Алентьева Т. В. Роль общественного мнения в канун Гражданской войны в США (1850—1861 годы). Курск: Изд-во Курского гос. ун-та, 2008. 237 с. Опубликовано в реферативном журнале: Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер. 5, История / РАН. ИНИОН. Центр социальных науч.-информ. исслед. Отд. истории. М., 2010. № 1. С. 139—142.

АЛЕНТЬЕВА Т. В. РОЛЬ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ В КАНУН ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ В США (1850—1861 гг.). — КУРСК: ИЗД-ВО КУРСКОГО ГОС. УН-ТА, 2008. — 237 с.

Реферируемая работа представляет собой исследование американского общественного мнения как важнейшего фактора социальной и политической жизни в период назревания Гражданской войны 1861—1865 гг. Особую ценность ей придает изучение борьбы мнений как на Юге, так и на Севере. В монографии дается анализ состояния и развития общественного мнения в США последовательно от компромисса 1850 г., гражданской войны в Канзасе, восстания Джона Брауна, назревания «неотвратимого конфликта» и до выхода (сецессии) южных штатов из Союза; показывается, как шло разжигание вражды между жителями одной и той же страны, какие при этом использовались пропагандистские и манипулятивные приемы.

Книга состоит из введения, двух глав и заключения, снабжена библиографией и приложениями.

В период 1830—1860 гг. в США сформировались три региональные социокультурные модели: индустриальный Север, преимущественно аграрный Юг и начавший осваиваться Запад. Особенно резко регионализм проявился на Севере и Юге. В размежевании страны, приведшем в конце концов к Гражданской войне, заметную роль играло общественное мнение, важным фактором формирования которого стала дешевая многотиражная периодическая печать. По мнению автора, в Америке середины XIX в. влияние газет было настолько велико, что большинство людей относилось к ним, как к единственному источнику правды. Это позволяло газетам формировать общественное мнение и, главное, управлять им. Но не только газеты и журналы формировали общественное мнение американцев, не менее значительную роль в этом процессе играли известные политики, ораторы политических партий и общественных движений, священнослужители различных конфессий, писатели и публицисты, а также плакаты и листовки, песни и поэмы, художественная литература, частная переписка и, наконец, банальные слухи.

На бурно развивающемся промышленном Севере ведущая роль принадлежала богатым и сильным (за счет поступающей рекламы) газетам Нью-Йорка, где сконцентрировались самые многотиражные ежедневные издания, постоянно совершенствовавшие скорость и способы получения информации. Там же с появлением талантливых и неординарных корреспондентов возникла «персональная» журналистика, оказывавшая значительное влияние на национальную политику. Нью-йоркские газеты активно перепечатывали материалы региональных изданий, как северных, так и южных; в свою очередь и их сообщения воспроизводились местной прессой в других штатах. Таким образом «пресса Нью-Йорка фактически играла общенациональную роль» (с. 204). Газеты же Юга, ставшего к тому времени по сути дела аграрным придатком северных штатов и Европы, были сосредоточены в основном на региональных проблемах, поддерживали развитие южного национализма, внедряли среди своих читателей идеи суверенитета и независимости южных штатов.

К 1850 г. в противовес северной, преимущественно новоанглийской культуре на Юге сформировалась идея «южного самосознания» и «южной культуры». «Южные колонии основывались главным образом английскими дворянами, приезжавшими поправить свои денежные дела» (с. 29), которые находились в оппозиции пуританской культурной традиции, пуританскому правлению в Англии в середине XVII в.; отсюда взяло начало сознание южанами своего аристократического превосходства над северянами. По мнению южных пропагандистов, «северяне являются потомками англосаксов и несут на себе отпечаток пуританской традиции… Южане, согласно все той же теории их расового превосходства, принадлежат к норманнской расе завоевателей» (с. 32), то есть по крови и по происхождению — к правящей аристократии. Политики Севера пропагандировали выгоды рыночной экономики, вольнонаемного труда и экономического индивидуализма. В ответ южане выдвинули теорию рабства как «позитивного добра».

Однако, несмотря на ожесточенную пропагандистскую войну между двумя секциями (северные и южные штаты), общественное мнение США всё еще было склонно к компромиссу, к сохранению единства страны. Так продолжалось, пока политика компромиссов не перестала удовлетворять Север, стремившийся к политическому превосходству в Союзе, что, в свою очередь, было абсолютно неприемлемо для Юга. Политики Севера пришли к выводу, что только покончив с рабством можно добиться целостности североамериканской цивилизации. Общественное мнение жителей северных штатов, сначала не очень-то однородное в отношении борьбы с рабством, стало более сплоченным. Перегруппировка партийно-политических сил привела к образованию Республиканской партии.  Проведенный автором анализ показывает, как она боролась за привлечение на свою сторону общественного мнения, воздействуя на умы американцев (особенно северян). Эффективность новых приемов пропагандистской борьбы привела партию к победе на президентских выборах 1860 г. «Своим избранием А. Линкольн был обязан республиканской прессе Севера, партийным активистам, писателям и общественным деятелям, настойчиво агитирующим за него» (с. 206).

Восстание Джона Брауна, показавшее, что главной проблемой страны является сохранение или отмена рабства, всколыхнуло все штаты, не оставив равнодушных. Усилившиеся дискуссии по вопросу рабства привели к открытой вражде между двумя секциями, причем в общественном мнении южан экстремисты пользовались большей поддержкой. Южная пресса с самого начала выступила с резким осуждением как самого восстания, так и жителей северных штатов, уверяя своих читателей, что северяне готовят настоящий крестовый поход против Юга. В своем стремлении повлиять на мнение южан, газеты запугивали их «черным правлением» и расовым смешением. Это привело к консолидации южного общества, для которого создание конфедерации становилось всё более привлекательным. Общественное мнение на Севере в это время представляло собой более пеструю картину, так как далеко не все жители северных штатов положительно относились к отмене рабства и расовому равноправию. Однако к началу 1860-х гг. под угрозой распада страны «они всё больше склонялись к позиции осуждения южных сепаратистов как изменников и мятежников» (с. 135).

В период между ноябрем 1860 г., когда президентом был избран А. Линкольн, и апрелем 1861 г., когда южане захватили форт Самтер, усилилась и ужесточилась политическая пропаганда. И на Севере, и на Юге на фоне всё еще существующего плюрализма мнений с помощью различных манипулятивных приемов начал активно формироваться образ врага. Начавшуюся в декабре 1860 г. сецессию южных штатов их жители под воздействием пропаганды восприняли как революцию. Манипулируя общественным мнением, политикам Юга и экстремистской прессе удалось подавить оппозиционные настроения и сплотить южное общество. Северное же общество лишь ненадолго консолидировалось во время сецессионного кризиса. Хотя бóльшая часть северян поддержала Линкольна (он ратовал за единство страны, а это представлялось наиважнейшей задачей), общественное мнение жителей северных штатов раскололось и оставалось таковым на протяжении почти всей Гражданской войны, что не могло не привести к ее затяжному характеру.

 М. М. Минц

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Впишите пропущенное число / Put in the missing number: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.