РЕФЕРАТ: Печатнов В. О. От Джефферсона до Клинтона: Демократическая партия США в борьбе за избирателя

Печатнов В. О. От Джефферсона до Клинтона: Демократическая партия США в борьбе за избирателя. М.: Наука, 2008. 503 с. Опубликовано в реферативном журнале: Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер. 5, История / РАН. ИНИОН. Центр социальных науч.-информ. исслед. Отд. истории. М., 2010. № 2. С. 155—159.

ПЕЧАТНОВ В. О. ОТ ДЖЕФФЕРСОНА ДО КЛИНТОНА: ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ США В БОРЬБЕ ЗА ИЗБИРАТЕЛЯ. — М.: НАУКА, 2008. — 503 с.

Книга В. О. Печатнова представляет собой аналитическое исследование избирательной стратегии Демократической партии США на основных этапах ее истории. Старейшая партия страны уже более двухсот лет играет весьма важную роль в организации политической жизни государства, являясь своеобразным буфером двухпартийной системы, «служащим для ослабления социального протеста путем частичного перехвата его лозунгов и массовой базы за счет реформистской политики уступок, идеологической обработки избирателей и политического маневрирования» (с. 463). Работа написана на базе архивов национальных органов Демократической партии, архивов президентов и других видных партийных деятелей, обширной мемуарной литературы.

Уже партия «джефферсоновских республиканцев» конца XVIII — начала XIX в., от которой ведут свою идейно-политическую традицию демократы (называться так они стали лишь к началу 30-х гг. XIX в.) «складывалась как широкая общенациональная и межклассовая электоральная коалиция большинства, выступавшая в качестве „защитника интересов простого народа“ от посягательств привилегированного меньшинства» (с. 15). Именно тогда в условиях зарождающейся демократии и межпартийной борьбы широкая социальная связь с городскими и фермерскими низами, идеология «равных возможностей» для всех граждан США, ограничение государственного вмешательства, защита прав штатов и местного самоуправления заложили основы политики либерального реформизма.

Накануне Гражданской войны партия попадает под контроль рабовладельцев-южан и начинает отходить от идеалов демократии. Это дискредитирует ее в глазах большинства избирателей. Потеряв свой ореол «партии народа», она надолго ассоциируется как партия рабовладельцев и раскольников. Однако даже тогда демократам удалось сохранить очаги своего влияния в промышленных районах Севера. Одна из причин этого — поддержка иммигрантов-католиков из Ирландии и Южной Германии. Именно эта особенность Демократической партии — опираться на беднейшие слои населения — не раз сослужила ей хорошую службу, расширяя ее электорат.

Так произошло в период глубокого экономического кризиса конца XIX в., когда демократы оказались более восприимчивы к рабочему и фермерскому движению как раз за счет особенностей своей социальной базы и поддержания связей с радикальными оппозиционными силами. Партии удалось нейтрализовать организованное рабочее движение и направить популистский протест по либеральному руслу. Новая стратегия демократов состояла в расширении партийной коалиции с профсоюзами, опоре на прогрессивную часть средних слоев городского населения, реформистски настроенную часть буржуазии и крупного капитала (стратегия широкого социального реформизма).

В годы Великой депрессии партия пошла в рамках этой стратегии еще дальше во взаимодействии с демократическими и левыми силами, особенно с организованным рабочим движением. «Рузвельтовским демократам» в чрезвычайных условиях удалось сохранить широкую коалицию в поддержку «нового курса» и свое влияние на рабочий класс, удерживая его от независимых политических действий. Новая политическая тактика руководства, направленная на формирование широкой демократической коалиции с последующим постепенным поглощением ее своей партией («стратегия интеграции»), позволила демократам добиться от консервативной части крупного капитала новых социальных обязательств и признания профсоюзов равноправными участниками капиталистического производства. Это в свою очередь уберегло Америку от революционных социально-политических потрясений. И хотя Рузвельт не имел готовой предвыборной программы, его выступления за активную роль государства «в достижении „более равномерного распределения доходов“ и „расширении социального планирования“» (с. 75) привлекли на сторону демократов «миллионные массы безработных, рабочего класса и фермерства», «покинувшие республиканцев» на выборах 1932 г. (с. 76). Годы правления Рузвельта «укрепили демократический образ партии в глазах избирателей, добавив к нему репутацию демократов как наиболее способных обеспечить не только экономическую справедливость, но и устойчивое развитие экономики» (с. 465). Именно в 1930-е гг. сложилась основа электоральной базы Демократической партии: рабочие и фермерские низы, национальные и расовые меньшинства, либеральная интеллигенция и молодежь. Партия опять обрела статус партии большинства.

Вторая мировая война внесла серьезные изменения в политическую и социально-экономическую обстановку внутри США. Это отразилось и на положении Демократической партии. Субсидированное государством военное производство привело к экономическому росту и социальной стабильности. Прежние лозунги «восстановления экономики» и «перераспределения национального богатства» устарели. Стремясь сохранить свое влияние, демократы в первые послевоенные годы существенно меняют свою политику. К концу 1940-х гг. складывается новый курс («либерализм Холодной войны»), подразумевающий поддержку антикоммунистической внешней политики США, сохранение и некоторое расширение социальных завоеваний предшествующих лет и смещение приоритетов с «перераспределения материальных ресурсов» к росту экономики и расширению «американской империи».

Однако с середины 1950-х гг. под воздействием внутренних проблем и нарастающего социального недовольства партия опять поворачивается к реформизму, перенося акцент «на решение общенациональных проблем „качества жизни“ — медицинского обслуживания, образования, защиты окружающей среды, других сфер общественных услуг путем расширения на них государственного вмешательства» (с. 466). Усиленно привлекаются городские средние слои, мелкая и средняя буржуазия. Именно борьба за новое расширение социальной активности государства, которая ослабила бы проблему перераспределения, сохранила за партией репутацию «партии прогресса». При этом были не только соблюдены интересы бизнеса и привилегированных слоев общества, но и сохранена система приоритетов Холодной войны.

Эта волна популярности достигла своего пика в первой половине 1960-х гг., когда демократы выдвинули программы «новых рубежей» и «великого общества». Политика демократов, направленная на борьбу с бедностью и «реформистскую трансформацию американского капитализма в „государство всеобщего благоденствия“ под своей эгидой как „партии экономического роста и социальной справедливости“, „партии всего народа“» (с. 466) получила широкую поддержку американского общества. Но к выборам 1968 г. эта волна популярности уже спала под напором негритянского движения, молодежного протеста и выступлений против войны во Вьетнаме.

И снова, как бывало уже не раз, леволиберальные элементы руководства Демократической партии меняют курс. Теперь партия ориентируется на демократизацию государственной машины, ограничение влияния крупных корпораций, отказ от милитаризма. На сторону партии привлекаются студенты, либеральная интеллигенция, феминистские и негритянские движения. Во внешней политике демократы выступают за «постепенную переориентацию глобальной роли США с „мирового полицейского“ на „опекуна“ и координатора мирового капиталистического хозяйства» (с. 468). Однако во второй половине 1970-х гг., в условиях застоя в экономике, началось постепенное отчуждение электората от партии, а кризис 1979—1980 гг. лишил ее репутации «партии процветания». Результатом этого стало тяжелое поражение на выборах 1980 г., когда к власти пришли рейгановские консерваторы.

Неудачи республиканцев на рубеже 1980-х — 1990-х гг. и общее изменение политического «климата» после распада СССР и окончания Холодной войны позволили демократам, в очередной раз скорректировав свою программу, частично вернуть утраченные позиции, что обусловило победу У. Клинтона на президентских выборах 1992 и 1996 гг. Тем не менее, положение новой демократической администрации оказалось довольно неустойчивым, и президентские выборы 2000 г. закончились неудачно для демократов. В этих условиях руководство Демократической партии вернулось к пассивной тактике 1980-х гг., сделав основную ставку на самоисчерпание неоконсерватизма в результате политических просчетов и военных поражений. «Возвращение демократами себе статуса партии большинства» в ближайшей перспективе (книга написана до избрания президентом Б. Х. Обамы) представляется автору маловероятным (с. 472).

М. М. Минц

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus